ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 458

АЛЬБЕРТИ —ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

О местности и климате или о воздухе, о солнце и о ветрах,
изменяющих этот во&дух

ревите всячески заботились о том, чтобы их местность была


свободна от всего вредного и, насколько это возможно, изоби

ловала всеми удобствами. В особенности избегали они жить
в тяжком и нездоровом климате, весьма остерегаясь этого с осмотри
тельностью благоразумной и совершенно необходимой. Ибо они не
отрицают, что некоторые недостатки почвы и воды можно еще испра
вить искусством и умом, но решительно утверждают, что климат ни
какой силой ума и никакой человеческой рукой в надлежащей мере
исправить нельзя.

Вдыхаемый воздух, который, как мы знаем, более всего питает и
поддерживает жизнь, чудесно будет способствовать нашему здо
ровью, если будет возможно чист. Кто не убедился в том, какое ве
ликое влияние имеет климат в отношении рождения, произведения,
питания и сохранения всего? Ведь мы видим, что люди, которые жи
вут под более чистым небом, превосходят умом тех, кто живет под не
бом хмурым и сырым. Одно это должно было в высокой степени спо
собствовать тому, что афиняне на много превзошли фиванцев остро
тою ума. Мы видим, как климат меняется в зависимости от положе
ния и характера мест. Отчасти мы можем уразуметь причины этих
изменений, но в остальном они совершенно скрыты от нас мраком
неприступной и непостижимой природы. Но сначала скажем о том,
что яюно, а затем уже исследуем более сокровенное, чтобы решить,
где выбирать наиболее удобные местности и где можно жить с наи
большей пользой для здоровья.

Воздушную стихию древние теологи называли Палладой; она, по
словам Гомера, богиня и зовется синеокой, что означает чистый воз
дух, который по своей природе совершенно прозрачен. Ведь очевид
но, что тот воздух наиболее полезен для здоровья, (который вполне
очищен и ясен, проницаем для острого взора, совершенно прозрачен,
легок, всегда ровен и в наименьшей степени переменчив. Наоборот,
мы считаем тот воздух вредным, который зловонен и насыщен не
кой густотой или парами, словно кажая-то тяжесть заволакивает глаза
и стесняет взор. Все «это, полагаю, происходит от разных причин, но
в особенности от солнца и ветра.

Мы не будем рассматривать здесь того физического положения,
согласно которому силою солнца пары извлекаются из глубочайших
недр земли и поднимаются в эфир. Там, в огромном пространстве ми
ра, скопившись в необъятную громаду, они или рассеиваются от не
померной своей тяжести, или, подвергаясь действию солнечных лучей,
устремляются в ту сторону, с которой были нагреты, и своим движе
нием гонят воздух и вызывают ветры. Затем, как бы томимые жаж

I 14 ]