ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 624

КНИГА ШЕСТАЯ — ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

постольку это искусство, как можно видеть, всеми силами старалось
своими украшениями сделать прославленную всеми прочими добро
детелями мировую империю еще гораздо более достойной удивле
ния. Вот почему оно дало себя вполне постичь и освоить, ибо, ко
нечно, считало постыдным, что с твердыней мира и красой народов
равняются в славе зданий те, кто превзойден в отношении всех про
чих доблестей. И нужно ли мне называть портики, храмы, гавани,
театры и гигантские сооружения терм, которыми римляне стяжали та
кое удивление, что подчас самые опытные иноземные зодчие счита
ли невозможным соорудить то, что находилось перед глазами у всех?
Мало того, даже делая клоаки, они не могли обойтись без красоты и
столь любили украшения, что считали в высокой мере прекрасным
расточать средства империи ради одних украшений, стремясь, чта-
бы в постройке всегда было то, что можно украсить.

Таким образом на основе примеров предков, указаний све
дущих людей и частого опыта в сооружении удивительных зда
ний было приобретено совершеннейшее познание; из познания
были почерпнуты наилучшие правила, которыми отнюдь не должны
пренебрегать те, кто хотят — а этого должны хотеть ©се мы — стро
ить с полной осмотрительностью. Эти правила нами должны быть со
браны и поняты в меру нашего разумения.

Правила, касающиеся этих вещей, либо охватывают красоту и
украшения, общие всем зданиям, либо относятся к отдельным частям.
Первые почерпнуты непосредственно из философии и предназна
чены определить цель и путь этого искусства, вторые же выводят
последовательность выполнения из того познания, которое, так ска
зать, равняется по мерке философии. Сначала я скажу о тех прави
лах, которые более относятся к искусству, а другими, которые охва
тывают предмет в целом, я воспользуюсь для эпилога.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

О том, что краса и украшение сообщаются всем вещам
или умом
, или рукою мастера. О местности и участке, о
некоторых законах древних, установленных для храмов,
и кое о чем ином
, достойном упоминания и восхищения,
чему однако верится с величайшим трудом

То, что нравится в вещах прекрасных и украшенных, происте
кает либо! от замысла и понятия ума, либо от руки мастера, ли
бо присуще им от природы. Дело ума—выбор, распределение,
размещение и тому подобное, что придает сооружению достоинство.
Дело рук — складывание, прикладывание, отнятие, отесывание, шли
фовка и тому подобное, что сообщает сооружению прелесть. От при
роды присущими будут тяжесть, легкость, плотность, чистота, долго
вечность и подобное, что делает сооружение достойным удивления.

[ 181 ]