ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 63

На саркофаге в Жуаррской крипте VII в. эта книга представлена в виде свитка, который Христос
держит в руке перед славящими Его избранными. В том свитке были записаны их имена, и он
продолжал пополняться до самого конца времен. Тогда же, в VII в., эта книга послужила духовным
прообразом реальной liber vitae, «книги жизни», куда записывались имена благодетелей церкви,
поминавшиеся в молитвах над святыми дарами. На портале Сент-Фуа-де-Конк ангел держит
раскрытую книгу, на которой также написано «книга жизни». В нее занесены святые и праведники,
обитатели «земли живых», то есть рая.

Таков был первоначальный смысл «книги жизни», но с XIII в. он меняется. Теперь это больше не
перечень святых, а реестр человеческих деяний. Поступки каждого человека уже не теряются в
бескрайнем пространстве трансцендентного или, говоря иными словами, в коллективной судьбе рода
человеческого. Отныне они индивидуализированы, выделены. Жизнь больше не сводится к дыханию, к
энергии, она состоит из мыслей, слов, действий (отсюда текст покаянной молитвы Confiteor,
составленной в VIII в. епископом Мецским Хродегангом: «Я согрешил в помышлении, и в речении, и в
деянии»), она являет собой сумму фактов, которые могут быть учтены и рассчитаны в некоей книге.

Эта книга выступает, таким образом, одновременно как история человека, его биография, и как
бухгалтерский гроссбух, где с одной стороны записаны добрые деяния человека, а с другой — дурные.
Новый рационализм, расчетливость делового человека, начинавшего тогда открывать свой
собственный мир — мир, ставший нашим, — применяются здесь к содержанию человеческой жизни,
как к товару или монете. «Книга жизни» сохраняла свое место среди символов моральной жизни
вплоть до середины XVIII в., хотя образ весов в иконографии появлялся все реже, а на смену архангелу
со знаменем — символом судебной власти — пришли св. Иосиф или ангел-хранитель.

В XIII в., столетие спустя после возведения романской церкви Сент-Фуа-де-Конк с ее знаменитым
порталом, в составленном францисканцами гимне Dies irae ("День гнева"), который пели во время
заупокойной мессы, говорится о книге, «где все содержится»; по этой книге вершится суд над миром.
Характерная и многозначительная перемена: то, что первоначально было книгой избранных, стало
теперь книгой проклятых.

Еще столетие спустя, в середине XIV в., на картине Якопо Альбареньо был изображен Христос-судья
на троне, держащий на коленях открытую книгу. В ней написано: «Кто записан в эту книгу, будет
проклят». Ниже трона, где восседает Христос, представлены души умерших в виде скелетов. Каждая из
этих душ держит в руках собственную книгу и выражает жестами, какой ужас может внушить чтение
такой книги. Подобные же индивидуальные книжечки, своего рода удостоверения личности, которые
висят на шеях у обнаженных людей, олицетворяющих воскресших мертвых, мы находим на большой
фреске Страшного суда в глубине хора собора в Альби (конец XV или начало XVI в.)[119].

Мы еще увидим в дальнейшем, как в искусстве XV в. драма переносится в комнату умирающего. У
изголовья его постели Бог или дьявол сверяются с книгой. Мотив книги сохранился и в XVII-XVIII вв.
в провансальском искусстве, барокко. В Антибах Время в образе старика приподымает саван,
покрывающий тело юноши, и показывает при этом книгу. В церкви Сен-Мишель-де-Салон алтарный
ретабль XVIII в. содержит среди других классических атрибутов смерти также раскрытую книгу.

В XIV-XV вв., по представлениям современников, ведением загробных счетов занимаются те, кому
выгодно, если дурные дела человека перевешивают, — силы ада, черти. Поэтому и книга на картинах,
фресках или рельефах чаще обращена своими страницами к дьяволу или его слугам. В эпоху
Контрреформации вновь устанавливается равновесие. Для благочестивых моралистов XVII-XVIII вв.
была неприемлема мысль, будто лишь дьявол занимается ведением счетов на Страшном суде. В одном
из многочисленных тогда трактатов о том, как надлежит готовить себя к смерти, в «Зерцале души
грешника и праведника в течение жизни и в час смерти» 1736 г., утверждается, что у каждого человека
есть две книги: одна для добра, которую ведет ангел-хранитель, а другая для зла — ее ведут бесы.

Картина неправедной смерти описана так: «Удрученный ангел-хранитель покидает его [умирающего],
роняя его книгу, где стираются записанные там добрые дела, ибо все, что он сделал доброго, лишено
ценности для небес. Слева же виден бес, представляющий ему книгу, заключающую в себе всю
историю его дурной жизни». Картина благой, праведной смерти выглядит прямо противоположно:
«Ангелхранитель с радостным видом показывает книгу, где записаны его добродетели, его добрые
дела, посты, молитвы, умерщвление плоти и тому подобное. Дьявол же в смятении удаляется и

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

В Иванове начал работу Медицинский центр «Белая роза»

Бесплатной диагностикой онкологических патологий у женщин теперь занимаются в медицинском центре «Белая роза».

В Туле после капремонта открылось инфекционное отделение горбольницы

Спартак Могильников и Ирина Долгополова, врач-инфекционист, зав. инфекционным отделением горбольницы №11, провели экскурсию по отделению для министра здравоохранения Андрея Третьякова, руководителя Роспотребнадзора Александра Ломовцева и журналистов.

Компьютер размером с флешку: в США показали мини-версию ПК

В Соединенных Штатах продемонстрировали уникальный миниатюрный компьютер, размеры которого не превышают габариты флеш-карт.

Apple может снять iPhone X с производства из-за низкого спроса

Руководство компании Apple может снять iPhone X с производства из-за низкого спроса.

Туристы из Твери пересекут озеро Байкал с севера на юг на велосипедах

Вернуться на малую родину путешественники рассчитывают в начале марта.