ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 192

происходит так, как в давние времена, с соблюдением старых обычаев. Дочери встали на колени, мать,
как всегда, благословила их, начертав пальцем крестик на лбу каждой, и сказала: «И за всех других», то
есть отсутствовавших в тот момент сыновей. Обратившись к Полин, она добавила: «Но почему, дети
мои, вы еще не позвали священника? Завтра, быть может, уже будет поздно», — произнесла она ясно и
просто, как будто речь шла об устройстве деловой встречи. Тогда обратились к викарию местного
прихода, но он говорил лишь по-немецки, и старая госпожа заметила: «В конце концов, я уже
исповедалась несколько дней назад»; По дороге в церковь мать посвятила Полин в некоторые
маленькие детали своих последних распоряжений. Если сравнить это спокойствие, эту позитивную
манеру обходиться со смертью с экзальтацией, явленной перед кончиной старым графом, ее мужем, и
их детьми, то можно понять, какой переворот в чувствах произошел тогда в течение одного или двух
поколений.

До последнего мига мать Полин продолжала горячо, но без всякой патетики, молиться, повторяла
«Отче наш» и «Верую». Перед самым концом она наконец выпустила из рук миниатюру с портретом
своего покойного мужа, обратившись от этого мирского символа романтической любви к символу
божественному, к распятию — в полном соответствии со старинными трактатами об искусстве благой
кончины. Нежно целуя распятие, она ни на минуту не прерывала молитв, «пока ее дорогая жизнь не
угасла в моих объятиях», — вспоминает Полин. Этой сценой смерти матери «Рассказ сестры»
завершается. В этих человеческих документах, не предназначавшихся для печати, а написанных лишь
для себя или самых близких, поражают не только факты, но и заботливость, с которой они
сообщаются, точность деталей. Для той, что свела их воедино, они составляли бесценный капитал
воспоминаний.

Семья де Гайке

Каким бы своеобразным ни было семейство де Ла Ферронэ, в его отношении к смерти не было ничего
исключительного. Вот еще одно, почти современное «Рассказу сестры», свидетельство, происходящее,
однако, на этот раз не из космополитической и ультраконсервативной аристократической среды. 1824
год, окрестности Кастра, семья де Гайке. Корали, которой 24 года, рассказывает в письмах о своей
младшей сестре, быть может пораженной туберкулезом. То же безразличие и недоверие к врачам, то
же стремление не говорить о болезни, о симптомах, то же обращение скорее к Богу, чем к медицине.

«Г азеты полны чудесных исцелений, обретенных молитвами, — пишет Корали де Г айке. — Я тоже
сильно полагаюсь на Святую Деву. (...) Но, с другой стороны, я весьма опасаюсь, что мою бедную
сестру может исцелить только чудо и что мы не окажемся достаточно хороши, чтобы снискать его».

Умирающая девушка сама прекрасно сознавала, как мало ей оставалось жить. Но она говорила: «Я не
боюсь смерти», и ее приходилось уговаривать молиться о собственном исцелении. После соборования
Корали спросила ее: «Ну, исполнила ли ты мое поручение у Господа Всеблагого?» «Да, — ответила
та, — я попросила Его меня исцелить». Затем, помолчав: «Господи, сделай так, чтобы миновала меня
чаша сия, но, впрочем, да творится воля Твоя, а не моя». Десять лет спустя Корали вспоминает
«несколько строк, исполненных прелестной простоты», написанных ее несчастной сестрой в день
своего первого причастия, строк, «раскрывших нам ее тайну»: «Я люблю святых, умерших юными, —
говорила она. — Боже, дай мне умереть юной, как они».

«Ей было пятнадцать лет, — продолжает Корали, — когда долгая и мучительная болезнь, которой она
страдала длительное время, ничего не говоря, отняла ее у нашей любви... Да, она была счастлива, на ее
губах все время была улыбка, а когда ей сказали, что она должна умереть, ее лицо просияло. (...) Ее
похоронили у подножия каменного креста. На могилу ее положили безымянный камень. Но имя это,
которого нет больше на земле, начертано на небесах»

Семья Бронте

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

Минздрав: в Удмуртии курит 30% населения

Средний уровень табакокурения в Удмуртии составил 30 процентов. Как сообщает пресс-служба регионального Минздрава, этот показатель ниже среднероссийского на 10 процентов.

Заболеваемость туберкулезом в России снизилась на 37%

О снижении в России заболеваемости туберкулезом сообщает ИА «ТАСС» со ссылкой на статс-секретаря - заместителя министра здравоохранения РФ Дмитрия Костенникова.

Ученые предлагают бороться с фобиями с помощью компьютеров

Способ заключается в том, что ученые показывают людям на экране компьютера изображения животных, насекомых или предметов, которые вызывают страх. Фотографии меняются так быстро, что глаза не успевают «понять», что именно они видят.

Ученые считают, что компьютерные игры полезны для здоровья

Наиболее благоприятны для человека игры в жанре аркады и стратегии, считают эксперты. Исследователи отмечают, что компьютерные игры учат человека достигать целей, анализировать и исправлять ошибки и учиться оперативно принимать решения.

Ставки на ипотеку снизят только осенью — эксперты

Снижение ключевой ставки Центрального банка России на 0.25% не окажет серьезное давление на рынок жилья в кредит. Эксперты уверены, что стоит ожидать изменений только осенью. Банк России в эту пятницу снизил ключевую ставку на 0.25% и теперь она составляет 9.75% годовых.

Денег нет: около 90% сделок с жильем в Москве стали совершать по обмену

На вторичном рынке Москвы доля чистых альтернативных сделок — около 20–25% от общего рынка, говорит генеральный директор компании «Азбука Жилья» Владимир Каширцев.

Что не надо говорить за рубежом: МИД РФ составил памятку туристам

МИД РФ опубликовал на своем официальном сайте список «общих элементов поведения», в который включены причины нежелательных инцидентов за границей, говорится в сообщении на сайте ведомства.

МИД рассказал туристам из России, как себя вести за границей

Находясь в Сербии, отмечают авторы памятки, не нужно смеяться над некоторыми словами вроде "понос" (гордость), "яблан" (тополь), "ябука" (яблоко/яблоня), "позориште" (театр), "матерни" (родной). В Иране туристам советуют исключить из своей речи слова "абрикос", "космос" и "кирпич".