ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 261

средневековых людей наши привычные слова: «Он скончался сегодня ночью во сне, не просыпаясь.
Умер самой прекрасной смертью, какая только может быть».

Однако умирание в больнице зачастую длится долго, и умный пациент способен по действиям и
поведению врачей и медсестер понять, что его ждет. Поэтому лечащий персонал инстинктивно,
неосознанно вынуждает больного, который от них зависит и хочет им угодить, разыгрывать неведение.
В некоторых случаях молчание превращается в безмолвное соучастие, в других случаях страх делает
невозможной никакую коммуникацию между умирающим и теми, кто за ним ухаживает. Пассивность
больного поддерживается успокаивающими препаратами, особенно в конце, когда страдания
становятся невыносимыми. Морфий снимает боль, но он же притупляет сознание, повергая
умирающего в желанное для всех неведение своей участи.

Противоположностью «приемлемого стиля умирания» является смерть плохая, безобразная, лишенная
какой бы то ни было элегантности и деликатности. В одном случае больной, который знает, что
умирает, восстает против неизбежности, кричит, становится агрессивен. Другой случай — его лечащий
персонал боится не меньше — это когда умирающий принимает свою смерть, сосредоточивается на
ней, отворачивается к стене, становится безучастен к окружающему миру, перестает общаться с
людьми. Врачи и медсестры отталкивают это отталкивание, как бы устраняющее их и делающее
ненужными их усилия.

Самая прекрасная смерть — та, которая наименее заметна. Мы вспоминаем историю с одной молодой
стажеркой в американской больнице. Девушке никак не удавалось дать тяжелораненому попить, пока
наконец ее наставница не сказала: «Ну конечно, золотко! Он и не ответит, он уже двадцать минут как
умер». Вот это и называется в наше время прекрасной смертью. В больницах для бедных этой
незаметностью смерти пользуются, например, для того, чтобы закрыть умирающему глаза еще до
момента кончины: так легче. Эта и подобные уловки персонала в больницах и приютах, где нет
строгого надзора, составляют часть своеобразного бюрократизированного «менеджмента смерти»,
неотделимого от самой системы больничного учреждения и традиций медикализации смерти. Ни
умирающий, ни его семья не имеют больше власти над его смертью: ее регулирует и организует
больничная бюрократия, которая при всей компетентности и гуманности склонна рассматривать
смерть больного как «свое дело» и в общих интересах делать это дело с наибольшим удобством для
себя. «Общество в своей мудрости создало действенные способы защиты от повседневных трагедий
смерти, дабы быть в состоянии продолжать свою работу без эмоций и препятствий», — пишут С.

Левин и Н. Э. Скотч в коллективном труде «Умирающий пациент»[365].

Возвращение предупреждения. Смерть сегодня

Такова была ситуация в конце 50-х годов. Характерными для нее были прежде всего неведение
больного и желание его в этом неведении оставить до самого последнего момента. Во Франции эта
тенденция сохранялась дольше, чем в англосаксонском мире. В 1966 г. журнал «Медесин де Франс»
опубликовал беседу философа Владимира Янкелевича с врачами Ж.-Р. Дебрэ, П. Денуа и П. Пиша.
«Лжец — тот, кто говорит правду, — заявляет Янкелевич. — Я против правды». Но врачи устами
Денуа указывают на то, что проблема не так проста, как кажется. «Бывают случаи, когда правда
должна быть сказана, чтобы больному стало легче». Да, в большинстве случаев больной боится
правды, однако слишком часто врачи не говорят ничего ради собственного удобства.

Напротив, в Соединенных Штатах мы наблюдаем уже в течение ряда лет полное переворачивание
старых взглядов и привычек. Инициатива здесь исходила не от врачей и медсестер, а была скорее
навязана им психологами, социологами, позднее также психиатрами, решившимися нарушить
всеобщий запрет. Еще в 1965 г., когда Элизабет Кюблер-Росс попыталась расспросить умирающих об
их состоянии, руководство больницы не только увидело в этом ненужную жестокость, но отвергло
саму постановку вопроса. Умирающие? Таких нет. Их и не может быть в хорошо организованном
современном лечебном заведении. То был поистине крик души.

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

В Кузбассе за лето от укусов клещей пострадали более 30 000 человек

По данным Роспотребнадзора, за последнюю неделю в больницы с жалобами на присасывание клещей обратились 965 жителей региона, причем 114 из них – дети. С начала лета об укусах клещей сообщили 30 450 жителей Кузбасса. Пострадавших на 15,2% больше, чем в аналогичный период 2016 года.

Медики с доставкой на дом: на Алтае начал работу первый мобильный ФАП

В Алтайском крае начал работу передвижной фельдшерско-акушерский пункт. Первыми услугами бригады медиков «с доставкой на дом» смогли воспользоваться жители отдаленного села Целинного района — Верх-Шубенки. Об этом сообщает краевой минздрав.

Ученые: Человек сможет покинуть Солнечную систему через тысячу лет

Стало известно, когда человек сможет совершить полет за пределы Солнечной системы. Согласно результатам последнего исследования, путешествие к звезде Проксима Центавра станет возможно примерно через одну тысячу лет.

Ученые выбрали для колонизации Титан вместо Марса

Ученые выдвинули версию, что колонизация Титана вместо Марса имеет ряд преимуществ. Единственным недостатком Титана является его удаленность – полет к спутнику Юпитера займет примерно в 22 раза больше времени. Тем не менее, Марс менее подходит для освоения из-за своей атмосферы.

Тверь объединит Золотое кольцо с Серебряным ожерельем России

Два ключевых туристических маршрута России — Серебряное ожерелье и Золотое кольцо — объединит Тверь. Об этом сообщил журналистам губернатор Игорь Руденя. Он добавил, что в Тверской области разработан новый турмаршрут «Государева дорога».

В Казани может появиться туристическая полиция

В Казани, Сочи и Санкт-Петербурге может появиться туристическая полиция, передает ТАСС. По словам главы МВД РФ Владимира Колокольцева, такое подразделение туристической полиции в Москве, которое действует уже в течение нескольких лет, зарекомендовало себя хорошо.