Смирнов Ю.А. Лабиринт: Морфология преднамеренного погребения. Исследование, тексты, словарь.
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Смирнов Ю.А.
Лабиринт: Морфология преднамеренного погребения.
Исследование, тексты, словарь.
стр. 42

изолирующую и предохраняющую роль, то они должны быть расценены как предметы с двойной
функцией — элементы внешней структуры погребального комплекса и элементы погребального инвен
таря. Если же они, как одежда и другие вещи, сложены отдельно от останков погребенного, то их
следует расценивать только как элементы погребального инвентаря в соответствующих значениях
терминов: сопровождающие (сопряженные/несопряженные с останками умершего), сопутствующие и
сопредельные (см. выше, с. 31, 32).

Необходимо еще раз подчеркнуть, что при предлагаемом структурно-функциональном подходе на
классификационном уровне могут возникать определенного рода «шумы» за счет соединения разных
функций в одном или нескольких однородных предметах и/или структурах, даже при отсутствии
изначальной, т.е. учитываемой устроителями погребения, би- или полифункциональной нагрузки того
или иного предмета (структуры). К тому же нельзя отождествлять функциональную нагрузку предмета
(элемента структуры) с его семантической нагрузкой, которая в каждом конкретном случае может быть
различной95 (как кодифицированной, так и некодифицированной), что выясняется лишь путем изучения
письменных свидетельств, имеющихся в той или иной культурной традиции, либо путем
интервьюирования устроителей погребения/выставления.

В археологической и этнографической практике в тех случаях, когда невозможно (скажем, из-за плохой сохранности
материала) отделить украшения погребальных одеяний от предметов инвентаря, положенных на, под и/или возле
останков погребенного, их нужно рассматривать как бифункциональную категорию. Нечто подобное следует
предпринимать и в тех случаях, когда исследователь без дополнительной информации (а таковая, естественно, не
всегда может быть получена) не в состоянии отделить компоненты по-

75

смертного набора от компонентов внешней или дополнительной структуры. В археологической практике с этим
можно столкнуться уже при изучении погребений эпохи мустье, т.е. древнейших преднамеренных захоронений, на
пример, рога животных, соединенные в вилку остатками лобной кости в погребениях Тешик-Таш 1 и Кафзех 11,
являются элементами погребального инвентаря или элементами погребального сооружения? [Смирнов Ю.А., 1991,
с. 149—154; 184, 185]; тот же случай, но с лопатками мамонта, в верхнепалеолитических погребениях на стоянках
Дольни Вестонице [Елинек Я., с. 116, 117] и Костенки 15 (Городцовская стоянка [Рогачев А.Н., Сини-цинА.А., с. 164]);
еще более сложный случай — в разных погребениях мезолитических могильников Бретани (Тевьек и ОэдикfDuday
H., р. 734—737]) или шведского могильника Скатехольм II, относящегося к тому же времени, где наряду с
отдельными (изолированными) рогами оленя обнаружены и конструкции из нескольких рогов, устроенные вокруг
погребенного и над ним (Larsson L, р. 373, 374]. Такие случаи имеют место и в более поздних погребениях,
например колесо повозки, использованное в качестве заслонки лаза в катакомбу в культурах среднебронзового века
[Синицин И.В., Эрдниев У.Э., с. 71, рис. 24] и скифо-сарматского времени [Балонов Ф.Р., 1996, с. 14, 15. 21]. То же,
безусловно, касается любых погребений, совершенных в сравнительно узких и коротких погребальных сооружениях,
т.е. в «пространственно стесненных» объемах, где находятся останки погребенных в пышных, обильно украшенных
одеяниях и где, помимо этого, имеются или могут иметься те же предметы (одежды, украшения и пр.), но
положенные рядом с останками умершего, на него или под него, и здесь трудно или практически невозможно
отделить один вид компонентов от другого.

Сходная проблема возникает и при изучении неодиночных погребений, находящихся в небольших по объему
камерах, где бывает сложно отличить не только предметы погребального инвентаря от элементов внешней или до
полнительной структуры, но также и предметы, «принадлежащие» одному умершему, от предметов,
«принадлежащих» другому, третьему и т.д. В таких случаях инвентарь, по-видимому, должен расцениваться как
общий для всех погребенных в одном вмещающем объеме (в одной яме, в одном срубе, дольмене, саркофаге,
пифосе и т.п.), если, естественно, нет каких-то дополнительных указаний, позволяющих провести такое разделение.

Глава 9 ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ (НЕКРОЛОГИЧЕСКИЕ) СТРУКТУРЫ

Как уже говорилось, наряду с устройством погребального сооружения или помимо него могут
создаваться и другие конструкции — дополнительные (некрологические) структуры, в состав кото
рых входят постройки и учреждения типа «жертвенник», «надгробье», «храм», «музей-квартира»,
«хоспис», «морг», «крематорий», «похоронное бюро», «мастерская» и т.п. Они имеют особую
функциональную нагрузку (заметно отличающуюся от той, что несут другие компоненты погре
бального комплекса), благодаря которой сравнительно легко могут быть выделены в особую
группу составляющих его компонентов (см. табл. 12, 13).

76

Обычно в археологической и этнологической литературе такие структуры не выделяются в
качестве самостоятельной иерархической единицы (самостоятельного компонента погребального
комплекса), отчего имеющиеся классификации оказываются структурно неполноценными и
страдающими от информационного шума, поскольку такого рода объекты не попадают в
традиционную (трехчленную) схему деления погребального комплекса: могила — покойник —
инвентарь. Они, так же как и уже упоминавшиеся в главе о погребальном инвентаре подстилки,
подсыпки, обмазки и пр., находятся на исследовательской периферии и в лучшем случае при
классификации погребальных комплексов оказываются в группе «прочие» (или, как вариант, в
графе «примечания»), а в худшем в классификацию просто не попадают. То же касается и их обо
значений. В лучшем случае какая-то их часть обозначается как «культовые объекты»

[МунчаевР.М., МерпертН.Я., с. 209—214], а в худшем — они получают интерпретационную (и часто
бездоказательную или просто ошибочную) нагрузку, например «погребальный («ритуальный»)
домик» [ГенингВ.Ф. и др., 1992, с. 237—241], «кремационная яма» [Рябинин Е.А., с. 33],
«поминальник» и т.п.

Дополнительная структура — это любой искусственно созданный объект, находящийся в пределах







Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

В Нижнекамске 30 врачам вручили ключи от новых квартир

На сегодня в Нижнекамске врачи могут получить квартиры сразу по двум программам – "арендное жилье", и "республиканская президентская программа грантовой поддержки для осуществления государственной поддержки врачей-специалистов, врачей клинико-лабораторной диагностики".

Россельхознадзор зафиксировал вирус АЧС в Московской области

Вирус африканской чумы свиней (АЧС) был зафиксирован на территории Орехово-Зуевского района Московской области, говорится в сообщении Россельхознадзора.

Астрономы обнаружили четыре гигантские экзопланеты

Астрономы обнаружили четыре новые гигантские экзопланеты в рамках исследования экзосистем с помощью телескопа HATNet. Потенциально обитаемые миры оказались размером с Юпитер.

Краснокнижного горала впервые заметили на «Земле леопарда»

Учёные нацпарка «Земля леопарда» впервые обнаружили на юго-западе Приморья краснокнижного амурского горала. Представитель семейства козлиных попал в объектив одной из камер нацпарка ещё в марте.

Эксперты назвали лучшие профессии для покупки жилья в Москве

Эксперты назвали лучшие профессии для покупки жилья в Москве: быстрее остальных накопит на квартиру финансист.

Россияне перестали покупать жилье

За первое полугодие 2017 г. ввод жилья в Москве рухнул на 39,2% до 827 500 кв. м, свидетельствуют данные Росстата. Это продолжается второй год подряд.

Минздрав предупреждает: вернитесь с моря живым

Замруководителя Роспотребнадзора по РТ Любовь Авдонина и главный инфекционист Минздрава РТ Халит Хаертынов рассказали о том, как обезопасить себя от болезней на отдыхе как в России, так и за рубежом.

Новый мировой рекорд может быть установлен на Сахалине

На Сахалине может быть установлен новый мировой рекорд. Ультрамарафонец Дмитрий Ерохин планирует пересечь весь остров за 15–20 дней. Его маршрут начнется на мысе Елизаветы, а завершится на мысе Крильон.