На главную

В каталог раздела

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА. ПАТРИМОНИЙ

Рыцарские ордена


Другие материалы
по данной теме

Любому монастырскому заведению его основатель предоставлял имущество и доходы, позволявшие первому существовать; потом его бенефиции, или патримоний, росли за счет даров верующих. Почти так же было и в отношении военно-монашеских орденов, за одним исключением: поскольку дар приносили ордену в целом, а не конкретно тому или иному дому, акты основания домов известны редко. Довольно часто командорство Создавали лишь с момента, когда накапливался солидный патримоний. Признавая орден Калатравы в 1164 г., папа Александр III упоминал владения, которые орден мог получить «либо благодаря уступке понтифика, либо от щедрот королей и князей, либо как дары верующих, либо всеми прочими законными средствами...»[1] Притом патримоний орденов создавался как в тылу, так и на фронте; это было средство, позволяющее ордену выполнять свою военную миссию. Он был частной собственностью, но в передовых районах фронта бывал в некотором роде и общим достоянием. Приращение патримония стало целью, к которой ордены стремились в своих собственных интересах. Ведь они были не только монахами и колонизаторами, но и просто-напросто сеньорами.

Ордены неравномерно распределились в христианском мире. Основанные на Святой земле ордены получали дары на всем христианском Западе; тем не менее орден Госпиталя распространился на большей площади, чем орден Храма. Тевтонский орден, родившийся на Святой земле как немецкий, не ограничил сферу своего распространения немецкими территориями: благодаря связям с императорской династией Штауфенов, правившей также в Сицилийском королевстве, он с самого начала существования был широко представлен в Италии — у него был дом в Барлетте с 1197 г. и другой в Палермо с 1206 г. Но перспективы, открывшиеся благодаря его внедрению в Пруссию, вытеснение Штауфенов из Италии после 1266-1268 гг. и, наконец, потеря Святой земли загнали его в немецкое пространство. Хотя он и сохранил некоторые владения вне этой сферы, например те, которыми располагал во Франции благодаря дарам французских крестоносцев во время пятого крестового похода: в Монпелье, в Ниверне, в Шампани, особенно в командорстве Бовуар[2].

Ордены Пиренейского полуострова обладали отдельными владениями за пределами своей естественной территории благодаря благочестивым дарителям или вследствие чьей-то политической воли: орден Сантьяго, помимо владений в Гаскони, располагал собственностью в Иль-де-Франсе по благосклонности короля Филиппа Августа; еще в 1480 г. Людовик XI признал эти владения за орденом[3]. Нет сомнений, что это благодаря связи с цистерцианским орденом Калатраву пригласили в Пруссию, в Тимау, заниматься миссионерской деятельностью; может быть, этот орден присутствовал и в Чехии[4]. С XIII в. Калатрава и Сантьяго имели владения в Южной Италии. Арагонская экспансия в Западном Средиземноморье в XIV и XV вв. привела к создании на Сицилии, Сардинии и в Неаполе провинций орденов Сантьяго, Монтесы и Сан-Жорди-де-Альфама. Делались также попытки привлечь иберийские ордены в Святую землю: орден Сантьяго в 1180 г. получил владения в княжестве Антиохии, а в 1246 г. латинский император Константинополя Балдуин II даже умолял его помочь своей умирающей империи[5]. А отдельные владения, которыми на Святой земле обладал арагонский орден Монжуа, позже позволили ему выдавать себя за орден из Святой земли. Эти отдельные территории немногое добавляли к патримониям орденов, но способствовали их престижу....

 

Генрих, польский князь Сандомирский и Люблинский, отправляясь в 1154 г. в Палестину, одарил одну церковь в Загосци, чтобы передать ее госпитальерам, защитникам Святой земли; Владислав, князь Великопольский, в 1225 г. принес дар тамплиерам в знак признания их заслуг во время Пятого крестового похода[6]; Отто Бланкар, генуэзский купец из Лаяса в Малой Армении, в 1279 г. передал свое движимое имущество немецкому филиалу ордена Госпиталя на содержание больных[7]. Дрё де Мелло, сеньор Сен-Бри в графстве Осерском, писал:

Мы, сознавая и зря великие благодеяния и учтивости, каковые Храм совершил для нас в прежнее время, желая сотворить некие милости братьям означенного Храма по своей возможности, желаем и даруем во спасение нашей души и в поддержку святой земли Заморья[8]

Эти дары демонстрировали сочувствие донаторов деятельности братьев на Святой земле и даже восхищение этой деятельностью.

Однако пусть нас не вводят в заблуждение эти документы, составленные клириками и почти всегда по одному и тому же образцу. Искренность донаторов несомненна, но она могла сочетаться с корыстными мотивами: дар мог быть залогом для денежного займа; его возвращали, только когда донатор выплатит взятую в долг сумму. Граф Эрве Неверский и его вассалы, истощив свои финансовые ресурсы в Пятом крестовом походе, сделали заем у тевтонцев под залог даров (28 октября 1218 г.); поскольку они не вернули ссуду, их владения остались у тевтонцев, которые таким образом сумели основать в Ниверне дом[9].

Для сделки такого рода еще лучше подходил оплаченный дар (donation rémunérée). Ордену передавали землю в обмен на денежную сумму или чаще всего на ежегодную ренту. Передавали насовсем, хотя иногда землей можно было пользоваться в течение всей жизни. Донатору гарантировалось, что при надобности он завершит свои дни в надежном месте и будет пользоваться духовными преимуществами связи с орденом — молитвами братьев или погребением на кладбище командорства. Оплаченный дар часто сопровождался передачей своей персоны ордену в качестве собрата или доната. Наконец, такая форма делала дар более приемлемым для донатора и особенно для его семьи. Это не означало отсутствия религиозных мотивов, но выдавало колебания благодетеля. Впрочем, ордены подстраховывались на случай, если донатор или его родня пожалеют о сделанном. Призывали свидетелей, и редактор включал в текст статьи, делавшие акт необратимым. Так, Раймунд Беренгер III, граф Барселоны, оставлял ни с чем своих наследников и посылал «в ад вместе с предателем Иудой, Дафаном и Авироном» своих уполномоченных и прочих лиц, если они поставят под вопрос его дар ордену Госпиталя![10]

Итак, разные мотивы, религиозные и нерелигиозные, корыстные и бескорыстные, смешивались здесь к величайшей выгоде военных орденов. Последние пользовались тем, что к ним в течение XII и XIII вв. исключительно долго сохранялась симпатия. Безразличию верующих к крестовым походам и критике — вполне реальной — военных орденов следует придавать лишь относительное значение, пусть даже ордены оказывали нажим на верующих. При сравнении с Сито или даже с нищенствующими орденами военные ордены выглядели скорее выигрышно.

Более явным был нажим в случаях дарения-продажи: благодетель передавал часть своего имущества или ренту и продавал другую часть, обычно более значительную. Он несомненно хотел принести дар, но не столь крупный, как то, что в конечном счете уступал ордену, соблазнившись предложенной суммой; или же он продавал, потому что нуждался в деньгах — в таком случае небольшая «благотворительность», сопровождавшая продажу, причисляла его к многочисленным «близким» ордена.

Локализация дарений во многом подчинялась законам случайности: повсюду могли подарить что угодно. Из этого процесса спонтанного формирования патримониев орденов было два исключения: с одной стороны, королевские пожалования в пограничных зонах, особенно в Испании, с другой — одаривание женских обителей, живших по традиционным монашеским уставам, при военных орденах. Женские монастыри Сантьяго либо возникли раньше этого ордена и перешли к нему какие есть, либо были созданы ex nihilo [из ничего (лат.)}. В последнем случае к начальному дару основателей добавлялись  дар  ордена   Сантьяго,   королевские  дары, дары частных лиц и, наконец, личные вклады новых сестер[11].

 Патримониальная политика военно-монашеских орденов

Процесс создания командорств и домов ордена всегда был одним и тем же: там, где было сделано много даров, основывали дом, потом к нему присоединяли изолированные или отдаленные дома, образуя командорство; некоторые центры, более развитые, чем другие, в свою очередь могли стать автономными. С разными нюансами, зависящими от конкретного момента, места и ордена, военные ордены преследовали три цели — расширение, концентрация и укрупнение земельного хозяйства, полная власть над своим патримонием. Чтобы достичь этих целей, использовали два средства — покупку и обмен. История патримониев наших военных орденов проходила через стадию формирования (когда преобладали дары), стадию консолидации и организации (когда все более частыми становились покупки и обмены) и стадию стабилизации и хозяйствования (когда приобретения делались все реже). Внезапное прекращение истории ордена Храма на пороге XIV в. наводит на мысль, что этот орден был слишком занят расширением своего патримония; не надо заблуждаться — не будь этого «несчастного случая», тамплиеры стали бы так же хозяйствовать, как и остальные!

Расширение

Госпитальеры в Северной Франции вели не столь динамичную — или не столь агрессивную — политику, как тамплиеры. В Нормандии, где, правда, они были представлены в меньшей степени, чем тамплиеры, за век отмечено лишь две покупки земель, в командорстве Вильдьё-ле-Байёль[12]. Зато в Провансе, колыбели ордена госпитальеров в Западной Европе, акты покупки были многочисленными, как свидетельствует Тренкетайский капитулярий[13]. Воздержимся от обобщений, поскольку региональные различия были очень существенными. Рост патримония мог происходить и путем увеличения площади обрабатываемых земель за счет распашки нови. Опять-таки в широком движении по освоению целины, определившем пейзаж Западной Европы в XIXIII вв., военные ордены принимали очень неравномерное участие. В Северной Франции их деятельность была скромной: в Пикардии и Нормандии известно всего шесть новых поселений, все госпитальерские, из которых четыре носят название Вильдьё [Божий город][14]. Зато на Юго-Западе появилось шесть десятков новых деревень и два десятка бастид (т.е. настоящих городов по меркам этого региона), созданных военными орденами, прежде всего госпитальерами (14 из 20 бастид)[15] Во всех случаях госпитальеры и тамплиеры были связаны с каким-то мирским сеньором посредством договора об общем владении. Вкладом сеньора была земельная основа, тогда как военный орден обеспечивал ее заселение и распределение участков и домов. Это движение затронуло и XIV в., потому что Ла-Плань была основана тамплиерами и Раймундом, сеньором Аспе, в 1303 г., а еще в 1353 г. орден Госпиталя совместно с Гастоном Фебом, виконтом Беарна, основал Мовезен-д'Арманьяк[16]. В Провансе ситуация была иной: ордены не основывали новых поселений, а на основе своих городских командорств создавали в окрестностях большие компактные владения с крупной укрепленной фермой в центре, которую здесь называли бастидой[17].

Не оставался в пренебрежении и городской патримоний. В Париже в XIII в. орден Храма сформировал Вильнёв-дю-Тампль [Новый город Храма], разбив на участки пространство между его «стенами» (его резиденцией в Париже), берегом Сены, улицами Тампль [Храма] и Вьей-дю-Тампль [Старой улицей Храма][18]. Тамплиеры Мас-Деу в 1240-1276 гг. так же поступили с кварталом Сен-Матьё в Перпиньяне: более трехсот актов богатого капитулярия Мас-Деу посвящено заселению этого квартала и разбивке его на участки[19].

Концентрация патримония и укрупнение Покупка была самым используемым средством в процессе расширения патримония; она вместе с обменом также была излюбленным способом его концентрации и реорганизации. Тевтонское командорство Эттинген располагало владениями в 43 деревнях, у командорства Трир было 51 владение, разбросанное в радиусе 55 километров. Между командорствами Грифштедт и Эрфурт, принадлежащими к баллею Гессен (Марбург), вклинивались Мюльхаузен и Негельштедт, относящиеся к баллею Тюрингия. В 1484 г. ландмейстер Германии уступил целое командорство Процельтен (баллей Кобленц) архиепископу Майнцскому в обмен на территорию Шойерберг, расположенную между командорствами Хорнек и Хейльбронн. В Германии процесс концентрации, предпринятой тевтонцами, остался незавершенным, и для упрощения сбора податей им пришлось создать административные структуры внутри командорства — кастнерство (Kastnerei) и шаффнерство (Schaffnerei)  во главе с кастнером (Kastner) или шаффнером (Schaffner) [экономом], смотрителем фермы[20].

Обмены, которые производил орден Сантьяго, имели целью укрепление его позиций в Андалусии. Для этого он уступил некоторые из своих владений на севере Испании, стараясь, однако, не слишком уменьшать ресурсы, которые получал из «тыла»; он никогда не жертвовал, например, своими французскими владениями[21].

Операции по укрупнению владений, скромные, но многочисленные, были направлены на искоренение анклавов. Изучение актов тамплиерского картулярия из Дузана (деп. Од), который для каждой обменянной или купленной парцеллы приводит имена владельцев смежных участков, наглядно позволяет оценить этот муравьиный труд[22]. На более высоком уровне орден Калатравы сумел исключить из своего кампо все анклавы, кроме Вильяреаля, принадлежащего королю, и нескольких владений ордена Госпиталя, прежде всего Вильяр-дель-Рио[23].

В то же время ордены пытались укрепить власть над своими владениями, систематически выкупая или выменивая права, ренты и кутюмы, которые обременяли их собственность и принадлежали третьим лицам. Когда орден получал землю, он старался после этого приобрести все права, обременяющие ее; а когда он получал ренту, он пользовался этим, чтобы приобрести источник дохода, за счет которого она выплачивалась. Все это входило составной частью в сеть феодальных отношений, а ордены опять-таки пытались полностью избавиться от этих связей. «Цитадель» тамплиеров графства Осерского находилась в Сосе, на реке Йонне. Сначала они избавились от могущественных соседей — светских сеньоров и монастырей Осера или Жуаньи. Потом, покупая и выменивая, они с 1250 по 1260 г. приобрели виноградники и ренты, принадлежавшие многочисленным мелким собственникам этого района. Оставался Гуго де Сен-Верен, сеньор, обладавший правом бана в некоторых землях Coca, чьи замковый холм и башня — символы его власти — возвышались по соседству с домом Храма. В 1262 г. он передал этот холм и другие владения Храму и отказался от всех своих прав вершить правосудие высокой и низкой руки. Граф Жуаньи, феодальный сеньор, 23 марта 1270 г. подтвердил это дарение и сам отказался предъявлять свои права на этот фьеф. В ноябре 1272 г. Роберт, граф Неверский, в качестве третьего сеньора в свою очередь подтвердил дарение и отказы. Наконец в 1275 г. граф Осерский Жан де Шалон в качестве последнего сеньора даровал

магистру и братьям рыцарства Храма (право) мирно и свободно на все дни держать все свои владения как выморочные {en main morte), независимо от того, путем ли дарения они держат их и приобрели в нашей земле и сеньории, или путем покупки, или каким бы то ни было иным[24].

Таким образом владения Храма, освобожденные от всякой феодальной зависимости, стали аллодами. Разумеется, некоторыми владениями приходилось жертвовать, чтобы получить полный контроль над другими: в 1281 г. госпитальеры Кастилии уступили королю три из своих замков в обмен на королевские права на остальные владения[25]. Но орден Госпиталя, имевший в Старой Кастилии владения и права в 114 деревнях (37 из которых принадлежали ему полностью), так и не сумел целиком присвоить права и доходы, принадлежавшие королю[26].

С конца XIII в. владения и люди военных орденов были включены в королевскую налоговую систему. Ордены пытались выйти из нее. В Испании они старались добиться от короля, чтобы он оставил им права, обременявшие отгонное скотоводство. Это стало одной из причин внутренних конфликтов в Испании в конце средних веков.

 


[1] Gutton, Francis. L'Ordre de Calatrava. Paris: P. Lethielleux, 1957. P. 39.

[2] Holst, Niels von. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten; Von Jerusalem bis Sevilla, von Thorn bis Narwa. Berlin: Mann, 1981. — Cartulaire de l'abbaye de Basse-Fontaine; Chartes de Beauvoir. Par M. l'Abbé Charles Latore. Paris: Thorin; Troyes: Dufey-Robert, 1878

[3] La orden de Santiago en Francia // Benito Ruano, Eloy. Estudios santiaguistas. León: Colegio Universitario, 1978. P. 233-291. Готовится к изданию: Josserand, Philipp. L'ordre de Santiago en France au Moyen Âge (colloque sur la France et le pèlerinage de Saint-Jacques).

[4] С.Н., t. III. № 4368. P. 711 (булла Бонифация VIII от 31 марта 1297 г. домам Храма, Госпиталя, тевтонцев и Калатравы в этом королевстве).

[5] La orden de Santiago y el principado de Antioquia. La orden de Santiago y el imperio latino de Constantinopola // Benito Ruano, Eloy. Estudios santiaguistas. León: Colegio Universitario, 1978. P. 13-27 и 29-60.

[6] Dlugosz, Jan. The annals of Jan Dlugosz = Annales seu cronicae incliti regni Poloniae. An English abridgement by Maurice Michael. Chichester, West Sussex: IM Publications, 1997. P. 116 и 125. — Starnawska, M. Crusade orders on Polish land during the middle ages: adaptation in a peripherical environment // Quaestiones Medii Aevi Novae. Instytüt Historyczny Uniwersytetu Warszawskiego. Warszawa: IH UW, 1996-1997. 2 vol. T. 2. P. 125.

[7] Archives de l'Orient latin. T. I (1881). P. 500-501. № XII.

[8] A.N., S 5239(51)3

[9] Flamare, N. de. La cinquième croisade et les chevaliers teutoniques en Nivernais // Bulletin de la Société du Nivernais. T. 2 (1886).

[10] C.B., t. I. № 24. — Beltjens, Alain. Aux origines de l'ordre de Malte. Bruxelles: Impr. Poot, 1995. P. 225, n. 135.

[11] Echdniz Sans, María. Las mujeres de la Orden Militar de Santiago en la edad media. Valladolid: Consejería de Cultura y Turismo, 1992. P. 59.

[12] Miguel, Michel. Templiers et Hospitaliers en Normandie. Paris: Comité des travaux historiques et scientifiques, 1995. P. 35.

[13] Coulet, Noel. Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement dans le sud-est de la France au Moyen Âge // Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement en Europe occidentale (XIIe-XVIIIe siècles). Auch: Dépôt et diffusion, Comité départemental du Tourisme du Gers, 1986. (Fiaran, 6.) P. 41.

[14] Fossier, Robert. Les hospitaliers et les templiers au nord de la Seine et en Bourgogne (XIIe-XIVe siècles) // Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement en Europe occidentale (XIIe-XVIIIe siècles). Auch: Dépôt et diffusion, Comité départemental du Tourisme du Gers, 1986. (Fiaran, 6.) P. 26.

[15] Higounet, Charles. Hospitaliers et templiers: peuplement et exploitation rurale dans le sud-est de la France au Moyen Âge // Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement en Europe occidentale (XIIe— XVIIIe siècles). Auch: Dépôt et diffusion, Comité départemental du Tourisme du Gers, 1986. (Fiaran, 6.) P. 68.

[16] Ibid. Р. 67.

[17] Coulet, Noel. Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement dans le sud-est de la France au Moyen Âge // Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement en Europe occidentale (XIIe-XVIIIe siècles). Auch: Dépôt et diffusion, Comité départemental du Tourisme du Gers, 1986. (Fiaran, 6.) P. 39-40.

[18] Etienne, G. La Villeneuve du Temple á Paris // Actes du 100e Congrès national des sociétés savantes, Paris, 1975. Paris: Bibliothèque nationale, 1976. T. II. P. 89.

[19] Vinas, R. Coup d'oeil sur l'histoire de l'ordre du Temple dans les pays catalans au nord des Pyrénées // Les templiers en pays catalan. Perpinyà: Ed. Trabucaire, 1998. P. 24-25. — Verdon, L. La seigneurie templière á Perpignan au XIIIe siècle // La ville au Moyen Age: actes du Congrès national des sociétés historiques et scientifiques, 120e, Aix-en -Provence, 23-29 octobre 1995, section d'histoire médiévale et de philologie. Sous la dir. de Noel Coulet et Olivier Guyotjeannin. Paris: Ed. du CTHS, 1998. T. 2, Sociétés et pouvoirs dans la ville. P. 221-228

[20] Arnold, Udo. Les commanderies de l'ordre teutonique en Allemagne occidentale et leurs activités rurales // Les ordres militaires, la vie rurale et le peuplement en Europe occidentale (XIIe—XVIIIe siècles). Auch: Dépôt et diffusion, Comité départemental du Tourisme du Gers, 1986. (Fiaran, 6.) P. 146-150.

[21] Lomax, Derek William. La Orden de Santiago (1170-1275). Madrid: Escuela de Estudios Medievales, 1965. P. 113.

[22] Demurger, Alain. Vie et mort de l'ordre du Temple: 1118-1314. Paris: Seuil, 1993. P. 172.

[23] Corchado Soriano, Manuel. Estudio histórico-econdmico-jurídico del Campo de Calatrava. Ciudad Real: Instituto de estudios manchegos; Diputación provincial de Ciudad Real, 1982-1984. 3 vol. T. 1. P. 65-66.

[24] A.N., S 5237 (32), 7, 10, 11; S 5235 (1), 34 bis и 38.

[25] Barquero Gomi, С. The Hospitallers and the Castillano-Leonese monarchy: the concession of royal rights // The Military Orders, I. P. 28-33.

[26] Moreta Velayos, S. Los dominios de las órdenes militares en Castilla segun el «Becerro de las behetrías» // Anuario de estudios medievales. XI (1981). P. 117-138, n. 35.

Демурже А. "Рыцари Христа" Спб.: Евразия; 2008, - 542, (2) с.

 

 
 

®Автор проекта: Вадим Анохин   Дизайн: Templar Art Studio 2006. Техническая поддержка: Галина Росси

Данный сайт является составной частью проекта Global Folio

Новости

Ученые узнали о негативном влиянии электронных сигарет на сердце

Ученые Каролинского института выяснили, что курение электронной сигареты вызывает физиологические изменения, способные спровоцировать ряд сердечных заболеваний. В исследовании приняли участие 16 добровольцев. Все они сделали по 10 затяжек электронной сигаретой, после чего сдали анализ крови.

Медики создали искусственную кровь со сроком хранения больше года

Американские медики сообщили, что им удалось создать искусственную кровь, которая может храниться 12 месяцев и даже больше. Это уникальное открытие может совершить настоящий прорыв в вопросах переливания крови.

Volkswagen запустит сервис общественных такси-шаттлов Moia

Новый мобильный сервис Moia, с помощью которого можно будет передвигаться по городу на специальных «шаттлах», запустила компания Volkswagen. Представители автофирмы объявили об это на собрании Dispurt London 2016.

МТС отказалась повышать тарифы на международный роуминг

Компания МТС отказалась повышать цены на международный роуминг, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу Федеральной антимонопольной службы (ФАС). В конце ноября МТС заявила, что с 9 декабря изменит тарифы на входящие и исходящие звонки в Россию на 48 международных направлениях.

В Заксо появится комиссия жилья для депутатов

В региональном парламенте Свердловской области создадут жилищную комиссию, которая займется выделением средств на покупку жилья депутатам. Учреждение комиссии планируется на завтрашнем заседании ЗССО, 6 декабря. Данный вопрос уже внесен в повестку заседания.

Городам-организаторам ЧМ-2018 помогут с благоустройством

Как пишет «РГ», согласно документу, федеральные субсидии планируют выделить муниципалитетам для проведения благоустройства дворов и объектов городской среды.

Речной круиз по реке Печоре планируют запустить в Коми

Фото: RUSSIA.TRAVEL Экскурсионную программу хотят представить в формате путешествия на теплоходе по реке, во время которого туристы смогут познакомиться с бытом местных жителей и праздниками "Черинянь гаж", "Луд" и "Горка", которые являются визитными карточками трех муниципалитетов - Печорского, Ижемского и Усть-Цилемского районов.

Турпоток в Крым за 11 месяцев вырос на 21,8%

Турпоток в Крым в январе-ноябре текущего года вырос на 21,8% по сравнению с показателем 11 месяцев прошлого года. Об этом сообщили в понедельник в Министерство курортов и туризма Крыма. Всего за отчетный период регион принял 5,38 млн туристов.

              Яндекс.Метрика