На главную

В каталог раздела

СУДЬБА ВЛАДЕНИЙ ТАМПЛИЕРОВ АРАГОНА  ПОСЛЕ НАЧАЛА ПРОЦЕССА

ПРЕЦЕПТОРИИ


Другие материалы по данной теме

 

Не легче было положение госпитальеров и в других странах, хотя там им не пришлось сталкиваться с проблемами такого масштаба. Булла «Ad providam» особым образом исключила собственность тамплиеров на Иберийском полуострове из папских предписаний — видимо, и действия арагонских посланников увенчались успехом, хотя, как пишет Валенсийский епископ Рамон 7 мая 1312 г., им удалось этого добиться «не без скандала и приложив значительные усилия» [Finke. — Vol. 2. — P. 302.]. Очевидно, что король Хайме II постоянно оказывал давление на своих представителей, желая прибрать к рукам имущество тамплиеров в Арагоне, прежде всего крепости, которые совершенно не собирался оставлять госпитальерам, но, напротив, мечтал передать ордену Калатрава. Еще 1 апреля Хайме отправил своим посланцам предписание: в случае приказа о передаче собственности госпитальерам немедленно добиться аудиенции у папы и «объяснить ему смиренно и преданно от нашего имени и в соответствии с нашими указаниями, в каких пределах мы намерены отступить от его повелений» [Ibid. — Vol. 2. — P. 289‑291. Король определенно намеревался не упустить свою долю имущества тамплиеров почти с самого начала процесса;]. Однако булла «Ad providam» не вынесла окончательного решения относительно собственности тамплиеров в Иберии, и по завершении Собора Климент V пригласил представителей заинтересованных королевств встретиться с ним по этому поводу в Авиньоне в феврале 1313 г. [Clement V. Reg. Clem. V. — Year 7. — No. 8862, p. 334‑336 (23 августа 1312 г.).]. Король Хайме послал на эти переговоры трех своих полномочных представителей, которые прибыли в Авиньонскую курию к началу 1313 г. с подробными предписаниями от своего господина. Король считал передачу собственности тамплиеров госпитальерам серьезной опасностью для королевства, ибо, если госпитальеры, вступив в права владения и управления замками на границах и побережье, не стали бы хранить верность королю Арагона, то нельзя было бы помешать им установить в стране «такую власть, какую они захотят». Даже если бы они и остались верны королю, предоставление ордену таких прав на территории Арагона опозорило бы королевскую власть. Особо следовало оговорить и то, что тамплиеры в Арагоне владели значительно большей земельной собственностью, чем в каком‑либо ином королевстве. Опасности, связанные с этим, были совершенно очевидны, как то уже показало сопротивление тамплиеров при угрозе повальных арестов. Ведь если бы в их замках имелись тогда достаточные запасы, они могли бы продержаться значительно дольше. Поскольку большая часть этих замков была передана тамплиерам королем Хайме и его предшественниками на правах фьефа, «нельзя счесть разумной передачу их каким‑либо другим лицам без желания и согласия короля». Король Арагона при этом движим был отнюдь не алчностью, «ибо не желал присвоить ничего из указанного имущества, но, напротив, готов принести в дар свое собственное» . Однако, если в итоге пришлось бы пойти на слияние собственности, тогда для Арагона следовало оговорить особые условия. Всем крепостям надлежало остаться во владениях короля, все бывшие тамплиеры должны были принести ему клятву верности, орден госпитальеров не мог иметь больше собственности, чем было у тамплиеров, а собственность тамплиеров в Валенсии следовало передать недавно созданному отделению ордена Калатрава. Затянувшемуся сопротивлению папы полагалось оказывать всемерный отпор, и участники переговоров со стороны короля Арагона должны были в крайнем случае заявить, что подадут апелляцию следующему за Климентом папе или же, если понадобится, и Вселенскому собору [Finke. — Vol. 2. — P. 213‑16. Представителями были Видаль де Вилланова, Королевский канцлер, Далматиус де Понтонибус, а так же рыцарь Бернар де Понт.].

Переговоры с папой начались 14 февраля 1313 г. По отзывам арагонцев, папа с сочувствием выслушал их аргументацию и согласился, что в подобном объединении собственности действительно кроется определенная опасность для короля Арагона, однако же он не может сделать особых распоряжений относительно имущества тамплиеров в Арагоне, не вызвав скандала. Арагонцам следовало подготовить новые предложения и представить их папе. Между тем кардинал Беренгар Фредоль уже сообщил посланцам Хайме II, что он согласен с их точкой зрения, однако же предложил им сперва в целом согласиться на объединение, а затем уже особо оговорить условия передачи собственности тамплиеров на территории, принадлежащей королю Арагона, как то уже было сделано другими правителями. Но «если сразу просить этого у церкви, то никогда этого не получишь!» [Ibid. — Vol. 2. — P. 218‑219.] Тем не менее, арагонцы, видимо, все же попросили церковь об этой уступке, чем лишь разозлили папу, ибо он ответил, что подобная просьба «против Господа и справедливости, а также против всякого разума» [См. Ibid. — Vol. 2. — P. 377, n. 3.].

К 28 марта арагонцы так и не добились никаких успехов, и тут в курию прибыл Альберт фон Шварцбург, великий приор ордена госпитальеров в странах Запада, в сопровождении шести братьев ордена. Во время аудиенции папа объяснил госпитальерам, почему он решил пожаловать собственность тамплиеров их ордену — причем объяснил в таких выражениях, которые, видимо, специально предназначались для создания определенного общественного мнения и были особо подмечены арагонцами. Папа сообщил, что предпринимает это объединение отнюдь не из особого расположения к ордену госпитальеров и предпочтения его какому‑либо иному из орденов, но потому, что это, с его точки зрения, наивернейший способ использовать имущество тамплиеров во благо Святой Земли. Незадолго перед тем посланники короля Франции полностью поддержали его в этом начинании, но теперь «ему пришлось выработать несколько иную тактику и издать соответствующий указ в отношении отдельных королевств, однако он не назвал ни нас, ни другие страны, хоть и заявил, что все в конце концов должно быть покорно его воле». Госпитальеры поблагодарили папу, рассыпавшись в благодарностях за щедрый дар ордену, «более великий даже, чем тот, который сделал император Константин всей Римской церкви». Они выразили готовность принять имущество тамплиеров, однако желали бы сделать это без «ссор с кем‑либо из правителей, поскольку здесь для них может таиться большая опасность» [Ibid. — Vol. 2. — P. 219‑220.].

Возможно надеясь, что этим ему удалось произвести на арагонцев должное впечатление, 1 апреля папа снова призвал их к себе и сказал, что как следует обдумал предложения Арагона и, как сообщают посланники королю Хайме II, «нашел, что выдвинутые нами причины недостаточно вески как de jure, так и de facto», и что, по заверениям , полученным им от некоторых бывших тамплиеров, правители Арагона никогда не имели тамплиеров в вассальной зависимости и брали с них только цензиву, причем «всегда с протестами и ропотом с их (тамплиеров) стороны». Далее папа велел посланникам не настаивать на приведенных ими аргументах, ибо этим они лишь подвергают собственные души огромной опасности. Арагонцы отвечали, что выдвинутые ими доводы «справедливы и достойны», однако Климент пообещал вновь призвать их к себе через несколько дней и тогда уже определенно сообщить о принятом решении. «Однако, — пишут посланники, — он так и не призвал нас к себе, хотя мы ждем этого каждый день». Вскоре они посоветовались с Беренгаром Фредолем, который не стал слишком их обнадеживать и сказал, что, «даже если мы будем оставаться здесь вечно», самое большее, чего можно добиться, это требования, чтобы госпитальеры принесли клятву верности королю Арагона. Он предложил им пока что вернуться к своему королю и еще раз посоветоваться с ним, однако они, не веря, что папа намерен сорвать эти переговоры, продолжали оставаться в Авиньоне, надеясь получить известия о дальнейших планах Хайме II. Беренгар Фредоль снова втайне предложил им согласиться с идеей объединения; он был уверен, что потом король Арагона легко сможет нарушить папский указ наиболее удобным для себя образом [Ibid. — Vol. 2. — P. 221‑223.]. Но Хайме II отступать вовсе не собирался. В своем ответе посланникам от 16 апреля, он писал, чтобы они изыскали средство публично объявить о его определенном несогласии с планом объединения [Ibid. — Vol. 2. — P. 223‑224.]. Его упорство дало некоторые результаты, ибо Климент в конце концов отложил решение этого вопроса и 24 апреля отправил посланников обратно в Арагон, ответив им, по их словам, «весьма хитроумно и лукаво»: прежде чем сказать им что‑либо конкретное, он заставил их поклясться в неразглашении его ответа кому бы то ни было, кроме короля Хайме. «И таким образом, господин наш, решение вопроса подлежит отсрочке, во время которой папа ничего предпринимать не будет, пока не получит ответа Вашего Величества». Тем временем папа намеревался тайно выехать из Авиньона в Шатонеф и задержаться там [Ibid. — Vol. 2. — P. 224‑225.].

Вопрос о собственности тамплиеров так и оставался открытым до смерти Климента в апреле 1314 г. Узнав, что папа смертельно болен, Хайме II предупредил своих посланников, чтобы никто не говорил с папой по главному вопросу [Ibid. — Vol. 2. — P. 228.], явно опасаясь, что Климента могут спровоцировать на какое‑нибудь неблагоприятное решение. Хайме надеялся, что переговоры со следующим папой будут более удачными, и действительно, компромисс был вскоре достигнут, и 10 июня 1317 г. подписан договор с Иоанном XXII. Было решено создать новый орден со штаб‑квартирой в Монтесе, который подчинялся бы ордену Калатрава, его Уставу и его великому магистру. Этой новой ветви ордена передавалась бывшая собственность тамплиеров и местные земельные владения госпитальеров — т. е. новый духовно‑рыцарский орден оказывался тесно связан с арагонской монархией и располагался на южных границах королевства. С другой стороны, собственность тамплиеров в Арагоне и Каталонии должна была отойти ордену госпитальеров, хотя главный кастелян крепости Ампоста должен был принести оммаж королю, когда вступит в должность [Baluzc. — Vol. 3. — No. 49, 50, p. 256‑266.].

Малколм Барбер. "Процесс тамплиеров"

 Алетейя, Энигма; 1998

Оригинал: Malcolm Barber, “The Trial of the Templars” Перевод: Ирина Тогоева

 

 

 
 

®Автор проекта: Вадим Анохин   Дизайн: Templar Art Studio 2006. Техническая поддержка: Галина Росси

Данный сайт является составной частью проекта Global Folio

Новости

  • Здесь
    Вкусный быстрый и простой Рецепт роллов с сыром
    bikers-pizza.ru
Разработана нехирургическая терапия, помогающая людям с лишним весом

Исследователи из Вашингтонского университета при Медицинской школе в Сент-Луисе (США) разработали нехирургическую аспирационную терапию. Она которая помогает избавить тело людей с избыточным весом от лишних калорий. Специалисты учреждения провели серию клинических испытаний.

Учёные: Лёгкая музыка негативно влияет на людей

Прослушивание поп-музыки может иметь негативные последствия. Такие выводы учёные сделали после заключения нового исследования. Специалисты обнаружили, что лёгкая музыка может вызывать раздражение и желание ранить других людей, так как это программирует сама мелодия.

Spiegel сообщил о слежке спецслужб ФРГ за мировыми СМИ

На протяжении многих лет Федеральная разведывательная служба Германии (БНД) наблюдала за деятельностью крупнейших мировых средств массовой информации. Об этом сегодня сообщила газета Spiegel .

Call of Duty: Infinite Warfare получит бесплатные обновления

Любителей известной стрелялки Call of Duty: Infinite Warfare может обрадовать известие о том, что она получит бесплатные обновления. Программисты компании заявили о появлении в конце февраля в игре новых возможностей.

Инвесторы начали реализацию в Крыму проектов на 144 миллиарда рублей

Общее количество участников свободной экономической зоны по итогам 2016 года приблизилось к 740, а объем заявленных по ним инвестиций составляет более 80 миллиардов рублей.

В Подмосковье к концу 2017 года создадут 53 индустриальных парка

До конца 2017 года в Подмосковье появится 53 новых индустриальных парков – площадок для промышленных предприятий, сообщил телеканал "360". Все условия для работы на площадках уже созданы.

Журналисты протестировали Skoda Yeti в спецверсии Monte-Carlo на Красной Поляне

Автопутешествие началось с контрольной точки — башни Ахун, одной из самых знаменитых туристических локаций, откуда открывается вид на олимпийскую столицу и горы. Дорога к башне — серпантин, окруженный сугробами и тонкими пластами льда. Оттуда команда отправилась на Красную Поляну.

              Яндекс.Метрика