Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 188

После отъезда из Парижа старой графини Аламбер, Констанциянемного грустила. Ей
не с кем было поговорить, некому было доверить свои секреты. Бабушка являлась
последней нитью, связывающей Констанцию с прошлой жизнью. И вот эта ниточка
оборвалась.

Правда, изредка приходили письма из далекого Мато, где писалось всегда одно и то же:
каким предвидится урожай, шли или нетдожди, какие цветы графиня Аламбер высадила
на клумбе. В конце неизменно задавался вопрос, как поживает Констанция.Конечно, этим
вопросом подразумевалось, что хорошо.Констанция отвечала на эти трогательные письма
с завидной регулярностью. Она откладывала все — дела, встречи и садилась к секретеру.
Ее рука уверенно и быстро выводила заученные фразы. Эта переписка превратилась в
своеобразный ритуал, не отнимавший много времени. А его с тех пор, как графиня
Аламбер покинула Париж, прошло немало — целых три года, в которые, наверное,
единственным настоящим другом Констанции оставался виконт Лабрюйер.

Он конечно же не мог допустить, чтобы Констанция не влюбилась в него. Он делал все
для этого, то тщетно. Девушка оставалась равнодушной к его внешности и лишь дружба
связывала их.

Но Анри Лабрюйер оказался не так-то прост. Он понял: Констанция жадно впитывает в
себя советы, житейские мудрости и решил: если не я, то пусть кто-то другой, но по моему
желанию.И он принялся учить Констанцию тому, что знал сам. Жизненная философия
виконта сводилась к немногочисленным, довольно банальным на взгляд истинам, но мало
бы нашлось людей, способных придерживаться их.

А Констанция в этом смысле являлась чистым листом бумаги, накотором можно было
написать какие угодно слова, запечатлеть самыенезатейливые мысли.

—    Во-первых, — учил Констанцию Анри, — ты должна любить себя больше всех
остальных и тогда никто не сможет тебя предать. Ни один мужчина не посмеет оставить
тебя первым, ведь ты почувствуешь его охлаждение, а главное в любви — первому
разорвать отношения.

С этим Констанция была согласна, но любовью, по ее мнению, было нечто другое —
неосязаемое и эфемерное. А в представлении Анри, как убедилась Констанция,
присутствовало больше плотского, нежели духовного.

Но и этот недостаток Анри быстро восполнил. Он научил Констанцию тому, что
называл во — вторых.

—    Любовь — это мираж, — говорил виконт, — она существует только в разлуке, когда
влюбленные не видят друг друга. Лишь только они остаются вместе, тут-же над чувствами
возобладает похоть и сладострастие. Любовь — это не постель. То, чем обладаешь,
невозможно любить, потому что ты к нему привычен. Лишь только первый миг близости

— это еще любовь, но дальше. — и тут Анри картинно прикрывал глаза и восклицал, —
я не настолько развратен, чтобы продолжать отношения с женщиной после первой ночи.

—    По-моему, Анри, — резонно замечала Констанция, — ты занимаешься этим и днем,
и утром.

—    Ночь — это если выражаться фигурально, ведь все равно я задергиваю шторы и
зажигаю свечи.

В общем, и со вторым Констанция согласилась. Ей было легко сделать это, потому что
она продолжала еще любить Филиппа и найдяутешение в мысли, что любовь возможна
только на расстоянии, Констанция смирилась со своей теперешней участью. Конечно же,
ее не раз прочили замуж, но она так и не решилась предстать перед алтарем.

Но молодость требовала своего и Анри понимал, что если не муж — то значит,
любовник.

—    А вот теперь в-третьих. Главное, в-третьих, — уговаривал он Констанцию выучить
еще один постулат. — Ты подумай сама, что лучше — муж или любовник.

—    По-моему, и то и то не так уж привлекательно, — возражала ему Констанция.

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

Джеймса Кэмерона обвиняют в краже истории «Титаника»
Мужчина утверждает, что известный режиссер подслушал рассказанную им историю и снял по ней фильм. Каммингс утверждает, что в 1988 году рассказывал друзьям историю о родственниках, которые плыли на «Титанике», и о событиях, которые те пережили на тонущем судне.
Бродвейские театры сообщили о рекордных сборах
Бродвейские театры сообщили о рекордных сборах. За минувший год они продали билетов на 1,5 млрд долларов. Различные представления посмотрели более 13 млн человек.
Мединский призвал расширять пантеон национальных героев
Министр культуры России Владимир Мединский считает, что стране следует расширять пантеон национальных героев. Свое мнение он высказал в статье в газете «Известия». «Национальный пантеон героев существует у каждой страны, без него нет исторической памяти, нет нации», — отметил Мединский.
Группа Aerosmith исполнила в Москве песню в поддержку Манчестера
На плече солиста группы 69-летнего Стивена Тайлера было изображение британского флага. Когда певец начал петь последнюю песню на экране также появился флаг страны. Мы любим тебя, Манчестер! - сказал Тайлер в конце песни.
              Яндекс.Метрика