Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 277

—    Нет, мадам.

—    Отчего же?

—    Я заходил к вам всего лишь поговорить о вашем муже, и вы мне все рассказали,
удовлетворили мое любопытство.

—    Так вы не придете?

—    Я сожалею, мадам, но не в моих правилах возвращаться к женщинам.

—    Вы чудовище, виконт, — приторно улыбалась маркиза.

— Мне часто говорят это, но стоит взглянуть в зеркало, я понимаю — меня хотят
оболгать. Ведь невозможно же, маркиза, согласитесь, любить чудовище.

—    Любовь.    —    задумчиво    произнесла    маркиза    Лагранж, — я никогда не

злоупотребляю этим словом.

— И правильно делаете, маркиза, никогда не стоит говорить, что ты кого-то любишь,
если это не так.

—    Но вы же, виконт, любите повторять это слово.

—    Я говорю лишь то, о чем хотят от меня услышать, не больше.

—    Так вы обманываете женщин?

—    Ничуть. Когда я произношу слово» люблю «, я и в самом деле испытываю это
чувство. Но вы же сами убедились, любовь может быть разной — любовь тела, любовь
души, любовь сердца, глаз.

—    Мужчины всегда находят оправдание для себя, — немного раздраженно бросила
маркиза и танец на этом завершился.

Только тут спохватились, что старая графиня уснула. Анри тут же дал знак музыкантам
и те удалились.

—    Мадам! Мадам!

—    А? Что? — графиня вскинула голову.

—    Мадам.

—    Ты хочешь пригласить меня на танец?

—    Нет, бабушка, я уже отпустил музыкантов и, по-моему, настало время ложиться
спать.

—    А ты спать собираешься? — лукаво улыбаясь, поинтересовалась графиня Лабрюйер.

—    Я слишком молод, чтобы спать каждую ночь. Дворецкий стоял в двери с
непроницаемым лицом. Ему-то прекрасно были известны все ночные похождения
молодого виконта. Но пожилого слугу уже трудно было чем-либо удивить. За время
службы у графини Лабрюйер он насмотрелся всякого. А самое главное, он научился

Ничем не выдавать своего удивления, а это главное для слуги.

—    Я вас провожу, — виконт подал руку своей бабушке и та, распрощавшись с гостями,
двинулась к своей спальне. Распрощались и супруги Лагранж.

Мадлен, поколебавшись, подошла к Констанции и поблагодарила ее:

— Мадемуазель, спасибо вам за заботу, я, наверное, воспользуюсь вашим советом
покинуть имение.

—    Да, мадам, вам лучше всего уехать. Но только не расставайтесь с воспоминаниями.

—    Спокойной ночи.

Мадлен Ламартин выглядела несчастной. Она сгорбилась и двинулась в одиночестве по
коридору.

» Какая странная женщина, — подумала Констанция, — быть влюбленной — и так не
обращать внимания на свою внешность «.

—    А мы чего ждем, Констанция? — поинтересовалась Колетта.

—    Подожди, посиди здесь немного, я сейчас вернусь.

Констанция выглянула в коридор.

По коридору легкой походкой возвращался Анри. На его губах блуждала задумчивая
улыбка. Он остановился у двери Мадлен Ламартин, ибо та была приоткрыта, словно
приглашала войти.

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

Мединский назвал «Криминальное чтиво» в числе своих любимых фильмов
Глава Минкульта Владимир Мединский перечислил свои любимые кинофильмы. По его словам, одной из лучших картин о любви он считает "Весну на Заречной улице" Марлена Хуциева, также ему нравятся "Римские каникулы" с Одри Хепберн.
Наталья Орейро попросила у Путина российский паспорт
Уругвайская актриса и певица Наталья Орейро публично попросила у российского президента Владимира Путина паспорт страны. Об этом сообщает "Говорит Москва". Как отмечается, такое заявление актриса сделала во время передачи на шоу "Вечерний Ургант".
Мединский заявил, что санкции стимулируют интерес к культуре России
Министр культуры РФ Владимир Мединский считает, что санкции приводят к стимулированию интереса к России и русской культуре за рубежом. Об этом он рассказал в проекте телеведущей Софико Шеварднадзе "Просто о сложном", который состоялся в субботу в рамках IV Московского культурного форума.
Шнуров объяснил сказанную в Госдуме фразу о Пушкине
Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров напомнил, что кроме Александра Пушкина в русской литературе есть и другие поэты. Так он объяснил, что имел в виду, когда на парламентских слушаниях в Госдуме по закону «О культуре» сказал, что «Александр Сергеевич Пушкин — наше не всё».
              Яндекс.Метрика