Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 516

— Не знаю, Витторио. Это неведомо никому, кроме. — Констанция приподняла
голову, показав глазами в потолок.

Боже мой, почему только сейчас?!

Констанция встала перед королем и приблизила свое лицо к лицу короля.

—    Я люблю тебя, — повторила она.

—    Слишком поздно, Констанция, для этих слов. Мы потеряли свое время, оно как
песок сквозь пальцы просочилось, не оставив следа.

—    Нет, Витторио, я люблю тебя.

— Ни к чему эти слова, Констанция. У нас было с тобой время, много было времени, и
мы не смогли им воспользоваться. А сейчас поздно.

Король качнулся, показывая свое бедственное положение. Сооружение заскрипело и
дрогнуло, Констанция едва могла удержать его.

—    Ты считаешь, что мы не могли воспользоваться тем временем?

—    Да, — бросил король.

—    Но почему же тогда я так тебя боялась?

Мы все боимся боли. И ты, Констанция, боялась ее.

— Боли? — женщина задумалась, — Да, наверное, и боли тоже. Но скорее всего, я
боялась чего-то другого.

—    Чего же?

—    Не знаю, наверное, я боялась потерять себя. Боялась преступить через свою гордость,
боялась отказаться от себя, чтобы принадлежать тебе, чтобы любить тебя.

—    А теперь?

—    Теперь я уже ничего не боюсь. Я все потеряла, кроме любви.

—    Знаешь, дорогая, в жизни многое происходит лишь потому, что мы боимся боли.

—    Почему ты так думаешь?

—    Потому что я знаю, что такое боль. Потому что только сейчас я понял это, испив до
дна всю чашу. Только сейчас я научился принимать боль.

— Боже, как я жалею тебя, Витторио. Жалею и люблю. Констанция потянулась, чтобы
поцеловать короля. Но он отрицательно качнул головой.

—    Нет-нет, не надо. Уже поздно. Этот поцелуй ничего не изменит. Ничего, ровным
счетом.

—    Я люблю тебя, — в который раз повторила Констанция.

—    Не говори об этом.

—    АО чем я должна говорить?

— Твой сын Мишель здесь. Ты должна спасти его. Ты должна уехать, забрать его и
бежать из Пьемонта.

—    Куда? Куда я могу убежать от своей любви?! — воскликнула Констанция.

—    Уезжай во Францию. И как можно скорее. Я уже не смогу защитить ни тебя, ни
твоего сына, Констанция.

—    Я люблю тебя, король, и не брошу тебя такого, — Констанция прикоснулась рукой к
сооружению.

—    Оставь. Спасайся.

—    Но ты же, Витторио, не оставил меня тогда.

—    Да, — король кивнул головой, — но там была другая ситуация. Я любил тебя,
Констанция, и не мог бросить.

И я люблю тебя, Витторио, и останусь с тобой до конца.

— Не надо. Ты причинишь мне боль, ты причинишь боль себе и своему сыну. Лучше
уезжай, Констанция. Убегай, пока не поздно, пока я еще как-то владею ситуацией и могу
хоть немного защитить вас. Я прошу тебя, Констанция, умоляю, уезжай, хотя говорить эти
слова мне тяжелее, чем признать себя мертвым. Я страстно желаю, чтобы ты была рядом,
подле меня, но я понимаю, что из этого получится. Поэтому заклинаю тебя, уезжай. Бери
своего сына и уезжай.

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

«Первый канал» объяснил отсутствие программы Познера в эфире
Представители «Первого канала» прокомментировали отсутствие в эфире программы Владимира Познера в новом телесезоне.
Памятник Михаилу Калашникову открыли в День оружейника
19 сентября в столице состоялось торжественное открытие памятника легендарному конструктору стрелкового оружия Михаилу Калашникову.
Щербаков ответил Макаревичу на критику памятника Калашникову
Народный художник России, скульптор Салават Щербаков, ставший автором памятника конструктору стрелкового оружия Михаилу Калашникову, ответил на критику музыканта Андрея Макаревича.
В Петербурге скончался писатель Олег Стрижак
Петербургский писатель Олег Стрижак скончался на 68-м году жизни.
              Яндекс.Метрика