Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
Lamoda RU
 
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 1242

—    Возьми, Витторио, вот это, — король протянул руку.

На указательном пальце короля сверкнул массивный перстень с королевской печатью.

—    Возьми эту печать и будь королем, — по лицу короля Пьемонта Витторио катились
крупные капли пота.

Ему было тяжело говорить эти слова. Но он знал, что только так он и может поступить.

Четырнадцатилетний наследник переминался с ноги на ногу, не зная, какое же решение
принять. Он испуганно оглянулся, но королевы рядом не было. И некому было
посоветовать, что делать.

—    Ты хочешь, чтобы я стал королем? — неуверенно спросил он.

—    Да, теперь пришла твоя очередь стать королем. И король приподнял руку,
протягивая перстень сыну. Но тот все еще не решался взять его, не решался прикоснуться
к этому символу королевской власти.

—    Бери же, бери, — приказывал наследнику король Пьемонта.

Министры смотрели за всем, что происходит, молча, боясь проронить звук. Ведь все
мечтали только о том, чтобы наследник стал королем и как можно скорее. Их устраивал
четырнадцатилетний король, которым можно манипулировать, через которого можно
будет управлять королевством.

Вдруг дверь распахнулась и слуга, стоявший у порога, громко объявил:

—    Графиня де Бодуэн, ваше величество!

Графиня стремительно вошла в зал. Она была поразительно хороша собою, даже не
взирая на то, чтона ней был мужской костюм. Высокие сапоги, широкополая шляпа,
длинный камзол.

—    Графиня. — прошептал король Витторио. Наследник вздрогнул при виде
женщины, вошедшей в зал.

—    Да, это я, ваше величество, — поклонилась графиня де Бодуэн и сняла шляпу.

Ее волосы были коротко острижены.

—    Графиня?! — повторил король, не веря своим глазам.

—    Да, Витторио, это я, — негромко прошептала Констанция.

—    Мадам, если вы успели заметить, Пьемонту более не нужны ваши услуги. Мы в них
не нуждаемся! — воскликнул наследник, оглянувшись на придворных, как бы ища у них
поддержки. Те согласно закивали головами.

Лицо короля передернулось.

—    Убирайся! Убирайся прочь! Я сам решу, что нужно Пьемонту! Наследник вздрогнул,
услышав столь властный окрик отца. Он сделал несколько шагов в сторону.

—    Убирайся! — еще громче закричал король Витторио, опуская руки на рычаги своего
сооружения.

—    Так значит, королевская шлюха вновь будет нами управлять?! — негромко произнес
наследник.

—    Боже! Замолчи, мерзавец!

Король судорожно дернул рычаги своего сооружения, оно качнулось и опрокинулось.
Король застонал от нестерпимой боли. Графиня де Бодуэн бросилась к королю.

—    Помогите же, помогите! Поднимите же эту дьявольскую машину!

Слуги и кое-кто из придворных бросились и подняли короля. Его лицо было бледным,
по щекам катились слезы, смешанные с каплями пота. Констанция смотрела на короля, в
ее глазах тоже блестели слезы. Казалось, эта сильная женщина вот-вот заплачет. Но она
сдержалась и только прошептала.

—    Помогите королю.

Король, оказавшись в вертикальном положении и превозмогая нечеловеческую боль,
произнес, обращаясь к сыну и придворным:

—    Оставьте нас.

Все переглянувшись, суетливо и поспешно удалились из зала. Король Пьемонта
Витторио и графиня де Бодуэн остались вдвоем. Они долго смотрели друг другу в глаза,

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

В Петербурге вручили премии имени Луначарского для работников культуры
Премии имени Анатолия Васильевича Луначарского для работников культуры, представителей нетворческих профессий вручили в рамках V Санкт-Петербургского международного культурного форума.
«Чмо ли Децл»: Баста призвал фанатов прийти к нему в суд Ростова
В ответ Баста и написал лаконичный твит: «Лохматое чмо-2». До этого Басманный суд столицы не стал рассматривать иск Децла и порекомендовал ему обратиться по месту регистрации Вакуленко, другими словами в Ростов.
В Омске не запрещали «Иисуса Христа»
На предложение удивленного путина привести примеры Миронов, не растерявшись, ответил, что так случилось с постановкой спектакля «Иисус Христос – суперзвезда», которую якобы запретили в Омске. Понятно, что пример у Евгения был заготовлен заранее.
Кортина Батлер: «Если просеять всю литературу, останется Шекспир»
На нынешней ярмарке Non/fiction как и прежде, идёт охота за книгами-фаворитами этого сезона. Такими, как роман «Маленькая жизнь» Ханьи Янагихары – о четырех друзьях, живущих в Нью-Йорке, эту книгу в прессе называют главным переводным романом года.
              Яндекс.Метрика