Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 1279

—    Вот если бы мой папа был жив, он бы обязательно разрешил.

Против этого аргумента Констанция не могла возражать и поэтому немедленно
согласилась.

—    Ну хорошо. Мари-Мадлен прочитает тебе про ад, но только совсем немного. К тому
же, мы прочли с тобой молитву на ночь, а потому просто закрывай глаза и слушай. Мне
сейчас нужно спуститься вниз, а потом я опять приду к тебе. — Даже если я засну?

—    Даже если ты заснешь, — успокоила сына Констанция.

Когда она спустилась вниз, в комнату для гостей, Жан Кристоф подчевал офицера
серых мушкетеров. Разумеется, офицеру королевской гвардии при исполнении служебных
обязанностей не очень-то разрешалось увлекаться спиртным, однако этот февральский
вечер был действительно прохладным, и гвардеец, которому, наверняка предстояло еще
провести много времени на воздухе, не отказывался от угощения.

При появлении в комнате графини де Бодуэн офицер отставил в сторону небольшой
серебряный кубок с недопитой наливкой, поднялся со стула и, сняв шляпу, почтительно
приветствовал Констанцию низким поклоном.

—    Я имею честь разговаривать с ее светлостью графиней Констанцией де Бодуэн? —
спросил гвардеец, выпрямляя спину.

—    Да, это я.

Гвардеец достал из обшлага маленький конверт с сургучевой печатью и протянул его
Констанции.

—    Имею честь вручить вам послание от ее величества королевы Марии-Антуанетты, —
по — военному строго сказал офицер, протягивая Констанции письмо. — Прошу вашего
разрешения удалиться.

Графиня де Бодуэн с достоинством приняла послание и едва заметным кивком головы
удовлетворила просьбу офицера мушкетеров. Тот еще раз низко поклонился, щелкнул
каблуками и, сопровождаемый семенившим за ним Жаном-Кристофром, направился к
выходу из дома.

Констанция тут же сломала отмеченную личной печатью королевы сургучовую бляху
на конверте и распечатала письмо. Это было, действительно, приглашение на аудиенцию
к Марии — Антуанетте, назначенную на ближайшее воскресенье в Версальском дворце.
Однако подписано было приглашение герцогиней д'АйенНоайль, первой фрейлиной ее
величества. Собственно, ничего удивительного в этом не было, потому что, кто иной, как
не герцогиня, должен был заниматься вопросами подобного рода. В общем, Констанция
вполне справедливо не придала этому никакого значения и с удовлетворенной улыбкой
сунула письмо за корсаж платья.

Выходя из комнаты для гостей, она столкнулась с привратником, который по-
прежнему выглядел испуганным.

— Госпожа, я надеюсь, что вы получили хорошие вести? — с надеждой в голосе
произнес он.

Широкая улыбка на лице Констанции говорила обо всем лучше всяких слов. Только
после этого Жан-Кристоф успокоился. Заметив, что хозяйка немного задержалась рядом с
ним, он принял это как знак благосклонного внимания и, даже не спрашивая разрешения,
принялся тараторить:

—    А уж я-то испугался. Ох, как испугался. Знаете, ваша милость, ведь мне прежде
никогда не приходилось сталкиваться с королевскими гвардейцами. В том доме, где я
раньше служил, появлялись только ростовщики и заимодавцы. А если бы пришел офицер
королевской гвардии или того хуже — судебный пристав, моим прежним хозяевам уж
наверняка бы не поздоровилось. По правде говоря, я даже не знаю, чем они там
занимались, но уж наверняка какими-нибудь темными делишками. Их бы давно было пора
посадить в Бастилию. Сами-то ходили в тряпье и обносках, а дома на золотой посуде
обедали. Ну конечно, мое дело маленькое. А только не хочу я больше служить у таких
хозяев. Слава Богу, что вы меня к себе забрали, ваша милость. Ох, если бы вы знали, как я

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

Комикс батл: ZA RESPECT. В Тюмени стартовал конкурс комиксов
Участникам предлагают создать уникальный комикс на одну из тем, которые более детально представлены в положении к конкурсу.
Градский выругался матом в эфире Первого канала
Певец Александр Градский во время слепых прослушиваний на шоу «Голос» нецензурно прокомментировал репертуар одного из участников.
Первое издание «Гарри Поттера» продали за рекордную сумму
Первое издание книги писательницы Джоан Роулинг «Гарри Поттер и философский камень» продано за сумму более 81 тыс. долларов, сообщает RT со ссылкой на аукционный дом Heritage Auctions.
Британский актер Колин Ферт получил гражданство Италии
В 2011 году актер Колин Ферт стал обладателем именной звезды на Голливудской аллее славы.
              Яндекс.Метрика