Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Анджей Сапковский    Мир короля Артура    
стр. 12    


- поиски Святого Грааля (безрезультатные для грешников, но увенчивающиеся успехом, стоило этим делом заняться чистому Галахаду); - бунт и предательство Мордреда как прямое следствие совершения Гвиневеры и Ланселота, резня под Камланном как своеобразная Gotterdammerung <Сумерки (гибель) богов (нем.).> и предостережение потомкам, дескать, не грешите! Как видим, легенда начинает служить новой цели. Предпринимается фронтальная атака Церкви, рассчитанная на аннексию - по сути и до конца светской, а в истоках даже языческой - легенды, на использование ее в качестве собственного орудия воздействия. Во-первых, должен родиться кодекс истинно христианского рыцаря, к тому же не в виде сухих указаний и наставлений, возглашаемых с амвона, а в форме легкоусвояемого и всеми любимого мифа. Артуровская легенда, изложенная в “Вульгате”, должна показать, что рыцарские идеалы и этика рыцарства имеют религиозные, прямо-таки евангельские истоки, а рыцарство выполняет роль спасительную, ибо оно есть не что иное, как вооруженная десница Церкви. Во-вторых, моральные нормы. Любовь, amour courtois, еще недавно воспеваемая Кретьеном перед восторженной аудиторией влюбленных пар, проливающих слезы над сердечными невзгодами Тристана и Ланселота, подается “Вульгатой” как грешная и нечистая. Женщина легенды, совсем недавно для труверов объект восхищения и почести, а временами даже культа, становится, в соответствии с доктриной, instrumentum diaboli <орудием дьявола (лат.)>. Следует, однако, сказать, что “Вульгата” - интересный, профессиональный и невероятно новаторский литературный труд. Произведение выполнено в форме “романа-реки” и написано прозой. Поэтому от излагаемых голосом труверских романов “Вульгату” отличает ее элитарный характер - проза предназначена для тихого чтения, то есть исключительно для тех, кто читать умеет. В прозе нет места украшательству текста рифмой, ритмом и акцентом - то есть бардовской интерпретации. Проза должна иметь захватывающую форму и привлекать читателя литературной техникой. Анонимные авторы “Вульгаты” использовали так называемую технику entrelacement (переплетения): одна история начинается, ее прерывает другая, немного погодя вторую перебивает третья, чтобы вскоре уступить место первой... Фабула же до наших дней не утратила увлекательности. “Вульгата” читается прекрасно. Артуровская легенда в Польше стала доступной читателям именно благодаря переводу “Вульгаты” <Последний перевод: “Повести круглого стола”, обработка (серьезные сокращения) Жака Буленгера, PIW, 1987 г. Перевод К. Долатовской и Т. Коменданта. Цитируемые в данном тексте фрагменты “Вульгаты” взяты мною именно из этого перевода, за исключением истории рыцаря Борса, в которой я позволил себе некоторые “les belles infideles”, чтобы было смешней. - Примеч. авт.>.
Г. ГЕРМАНСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС (1200 -1215)
Речь идет о Гартмане фон Ауэ (1168 - 1210), авторе написанных по образцу Кретьена де Труа (а опосредованно - по типу валлийских преданий) эпосов “Эрек” и “Ивейн”, о Вольфраме фон Эшенбахе (1170 - 1220), авторе “Парцифаля”, и о Годфриде
страсбургском (1170 - 1215), авторе эпоса “Тристан и Изольда”, созданного по образцу Тома, а также об Ульрихе фон Затцикхофене, продолжающем вслед за Кретьеном развивать образ Ланселота. Как и французские труверы, немцы отодвигали фигуру короля Артура и “Проблему Британии” на второй план, сосредоточиваясь на фигурах рыцарей. Однако вклад немецких миннезингеров в Артуровскую легенду в основном состоял в попытках завершить “Персеваля” Кретьена и выяснить загадку Грааля. Наибольшая заслуга в этом принадлежит рыцарю Вольфраму фон Эшенбаху (он действительно был мастером меча, виртуозом копья, победителем множества турниров). Немецкие версии Артуровской легенды помогли шире распропагандировать миф в Европе - как в то, так и в гораздо более позднее время, когда наступил период нового увлечения Артуром, Граалем и Круглым Столом. Именно поэзия отечественных миннезингеров послужила основой оперы Рихарда Вагнера. Несомненно, что и в Польшу легенда об Артуре впервые пришла в немецкой языковой версии и переработке, ибо в Германии до наших дней Артура неизменно называют Артусом, а такая форма принята была раньше и у нас, в Польше, - и продержалась в названии известного “Двора Артуса” в Гданьске или в переводе Бой-Желеньского “Большого Завещания” Вийона (“...Аргус, герцог Бретании храбрый...”). Лишь позже в Польше легендарного короля стали именовать “Артуран”, а в Чехии он по-прежнему “Krai Artus”, как и в Германии. XIV и XV века приносят дальнейшее расширение интереса к Артуру и Круглому Столу. В Англии создается роман в стихах “Гавейн и Зеленый Рыцарь”, скорее всего произведение анонимного автора знаменитой “Жемчужины” <Имеется в виду Pearl Poet (XVI век), анонимный автор четырех произведений: “Жемчужина”, “Чистота”, “Терпение” и “Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь”.>. Томас Че
стр добавляет к “команде” рыцарей Круглого Стола “Сэра Лаунфаля”, рыцаря, созданного по образцу “Ланваля” из баллады поэтессы двенадцатого века Марии Французской. Во Франции появляются два анонимных произведения и два новых героя. Первое “Perlesvaus Le Haut Livre du Graal”, с главным героем Перлесваусом, второе - “Perceforest”, объединяющее артуровский миф с историей Александра Македонского

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика