Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Вопрос об ограничении права короля своей властью устанавливать налоги в четвертой и пятой сессиях первого парламента Якова I

Александрова С. П

Опубликовано в : Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы юриспруденции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 8 – 10 апреля 2004 г. / Под ред. В. Ю. Сморгуновой ; Сост. Т. А. Васецкая. - СПб., 2005. - C. 22 – 26
Источник: Юридическая Россия



Вопрос о праве короля своей властью, то есть без согласия парламента, устанавливать определенные виды налогов являлся вторым вопросом, который был поднят парламентом, с целью ограничить полномочия королевской власти, в течение четвертой и пятой сессиях первого парламентах Якова I. Среди доходов английских королей выделялись основные и дополнительные. Основные доходы, в свою очередь подразделялись на те, в отношении которых корона была независима от парламента и на те, что представлялись на основании акта парламента. Корона была полностью независима от парламента в отношении следующих основных доходов: [23] — во-первых, в отношении доходов от земель короны; — во-вторых, в отношении тех доходов, которые давали феодальные права; — в-третьих, в отношении штрафов, которые взимались с нонконформистов и штрафов, налагаемых Звездной палатой; — в-четвертых, в отношении тех доходов, которые корона получала за счет права преимущественной покупки и права на реквизицию для нужд королевского двора; — в-пятых, в отношении доходов церкви и десятины[1]. К основным доходам короны, которые она получала на основании акта парламента, относились: — во-первых, косвенные налоги на импорт и экспорт, включая обычные обязанности; — во-вторых, грузовая пошлина и пошлина с веса (tonnage and poundage)[2]. В том случае, если основных доходов не хватало, то недостаток средств восполнялся за счет дополнительных доходов. К ним относились: — во-первых, доходы, получаемые за счет субсидий. Субсидии – это подоходный налог в размере 4 шиллингов с фунта ежегодного дохода с земли, оцениваемого не ниже, чем в один фунт и имущественный налог в размере 2 шиллингов 8 пенсов с фунта стоимости движимой собственности, оцениваемой в 3 фунта и выше. Право на установление такого налога предоставлялось парламентом; — во-вторых, доходы, получаемые за счет взыскания одной десятой или одной пятнадцатой части стоимости имущества, которая выплачивалась графством или бургом в соответствии с оценкой имущества, проведенной в правление Эдуарда III. Данный налог основывался на акте парламента; — в-третьих, дополнительный налог на импорт, который получил название импозиции. Данный налог не основывался на акте парламента; — в-четвертых, нерегулярные доходы, которые корона получала от продажи патентов и лицензий на монопольное производство и торговлю; — в-пятых, беневоленции или добровольные займы[3]. Предметом спора между парламентом и королем послужил именно вопрос о праве короны своей властью устанавливать дополнительный налог на импорт сверх установленного специальным актом парламентом в первый год правления короля, то есть вопрос об импозициях. Право на импозиции служило для короля одним из дополнительных источников дохода, который при этом не основывался на акте парламента и, следовательно, парламент не мог его контролировать. Кроме того, право короля устанавливать импозиции, не было четко регламентировано. Произвол короля в этом вопросе вызывал недовольство парламента, и, прежде всего палаты Общин, так как неопределенность этого права, а также возможность получать доходы при помощи других источников, не подвластных контролю парламента, уменьшала зависимость королевской власти от парламента в финансовых вопросах. [24] Дело в том, что исторически сложившаяся зависимость английских королей в финансовых вопросах от парламента была одним из самых действенных средств, которые могла использовать палата Общин в борьбе за ограничение власти короля и, прежде всего в борьбе за неприкосновенность частной собственности. Вопрос об импозициях возник в связи с делом купца Бэта, который отказался выплачивать установленный Яковым I в 1603 году повышенный налог на коринку[4]. Дело Бэта рассматривалось Судом казначейства, который принял решение, обязывающее Бэта уплатить пошлину и признающее за королем право, в силу его прерогативы, устанавливать импозиции. Аргументируя решение Суда казначейства, Главный судья Флеминг сказал, что «все обычаи, будь они старыми или новыми, являются ни чем другим, как следствием и результатом торговли и коммерции с другими нациями. Но, вся коммерция и торговля с иностранцами, все войны и мир, принятие и разрешение для обращения иностранной монеты, все договора с кем-либо – все совершается абсолютной властью короля и он, кто имеет власть над причинами, имеет власть над следствиями»[5]. Основываясь на данном решении Суда казначейства, Яков I вновь в 1608 году повысил

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика