Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Роксан Мерф
Ричард III: создание легенды
стр. 4


пути в Лондон, возможно из-за того, что он объявил, что прибыл лишь, для того чтобы потребовать свое герцогство (37). Однако, когда он приблизился к городу, он отбросил это притязание и множество верный йоркистов присоединилось к нему. Даже Джордж Кларенс, или чтобы досадить Уорвику или из-за запоздалого чувства семейной верности, перешел на сторону брата с армией, которую он собрал, чтобы сражаться против него (38). Лондон приветствовал Эдуарда и снабдил его армию. Через несколько дней король вышел из Лондона, чтобы встретиться с “Создателем королей” в бою. Вместе с армией йоркистов ехал старый король Генрих VI (39). В пасхальное воскресенье, 4 апреля 1471 года, в битве при Барнете, армия Уорвика была уничтожена, а он и его брат Монтэгю убиты (40). Девятнадцатилетний Ричард командовал правым флангом победоносной армии своего брата. Три недели спустя, королевские силы, левым флангом которых командовал Ричард, разбили ланкастерцев раз и навсегда. 4 мая, при Тьюксбери, армия Маргариты была полностью уничтожена, и ее сын Эдуард остался лежать среди мертвых (41). 21 мая король вошел в Лондон в составе триумфальной процессии, возглавляемой его братом Ричардом. В процессии участвовали пленница Эдуарда, Маргарита Анжуйская, и подопечная Кларенса, Анна Невилл. В этот вечер, в соответствии с официальной версией, Генрих VI умер в Тауэре от “неудовлетворенности и меланхолии” (42). Нет сомнений, что его смерть была узаконенным убийством, совершенным по приказу короля. Уничтожение законной ланкастерской линии позволило Эдуарду IV наслаждаться относительным миром остальную часть его царствования. Через несколько месяцев после Тьюксбери, благодарный король еще больше осыпал почестями своего младшего брата. Ричард, восстановленный в своих должностях коннетабля и адмирала Англии, получил также должность Великого Камергера, ранее принадлежавшую Уорвику, и был назначен сенешалем герцогства Ланкастерского за Трентом. Поскольку Ричард был сильно привязан к северным частям страны, а королю был нужен человек, доказавший свои военные способности, чтобы иметь дело с постоянными проблемами на шотландской границе, Ричард стал наследником всех владений и власти в этом регионе, которые раньше принадлежал Уорвику. В пожалование были включены замки Миддлхэм и Шериф Хаттон. Таким образом, герцог Глостер стал крупнейшим магнатом на севере, имевшим власть над графом Нортумберлендом (43). Прежде чем отправиться на север, чтобы вести кампанию против шотландцев, Ричард получил позволение короля на брак с Анной Невилл. Между двумя молодыми людьми, еще с их детских лет в Миддлхэме, существовала глубокая привязанность, и поскольку жених Анны, Эдуард Ланкастер, был мертв, она была свободна, чтобы выйти замуж за Ричарда. После успешного завершения шотландской кампании, он вернулся в Лондон, чтобы забрать невесту. Анна находилась под опекой своего зятя Кларенса, который не собирался делиться наследством Уорвика с Ричардом. Поэтому, он отказался выполнить его требования, несмотря на предупреждение короля не мешать двум влюбленным. Когда на него надавили, он начал утверждать, что Анна исчезла, и что он не знает и его не волнует, куда она подевалась. После нескольких недель усердных поисков, Глостер наконец нашел Анну работающую кухаркой в доме приверженца Кларенса. Ричард отправил ее в убежище при Сент-Мартин ле Гранд, где она была в безопасности от Кларенса, а также от Ричарда, если она того пожелает (44). Несколько месяцев два брата короля занимались спорами по вопросу наследства Уорвика и опекунства над Анной. Ричард вполне был готов принять Анну даже без ее наследства, так что дело было вскоре окончательно урегулировано. Ричард сохранил Миддлхэм и некоторые другие владения Уорвика в Йоркшире, а Кларенс получал остальную часть огромного наследства (45). Как только вопросы собственности были улажены, Анна Невилл вышла из убежища. Не ожидая папского заключения, обычного при браках в такой степени родства (мать Ричарда и отец Уорвика были сестрой и братом, так что Ричард и Уорвик были двоюродными братьями, а Ричард приходился Анне двоюродным дядей), Анна и Ричард женились весной 1472 года, и немедленно вернулись в дом их детства – Миддлхэм (46). Там, в 1473 году, Анна родила их единственного ребенка, Эдуарда. Вслед за этим браком, Ричард распространил свое покровительство на других членов семьи Невилл. Его теща, лишенная ее земель после осуждения мужа, вышла из своего убежища в аббатстве Болье и стала жить в доме, который Ричард предоставил ей. Он помог обеспечить вызволение Джорджа Невилла, который был брошен в тюрьму за заговорщество, и обеспечил ренту сестре Уорвика, графине Оксфорд, несмотря на то, что ее муж активно потрудился над свержением йоркистского короля (47). В ответ на призывы короля, Ричард вернулся в Лондон весной 1475 года. Эдуард решил вторгнуться во Францию, отвоевать территории потерянные Генрихом VI и удовлетворить английские претензии на французский трон (48). Деньги на это предприятие были собраны благодаря пожертвованиям, армия благодаря договоренностям (49). Герцогу Кларенсу и Глостеру, было необходимо, каждому привести на поле по 120 рыцарей и 1000 стрелков. Йоркширцев, желавших выступить под знаком Ричарда – Белым Вепрем – было столько, что он смог собрать, по крайней мере, на триста человек больше, чем он был обязан (50). Вторжение потерпело фиаско. Союзник Эдуарда оставили его, и он был вынужден принять предложенный королем Франции мир. Хотя это решение было одобрено большей частью английских советников, которые были ловко подкуплены Людовиком, оно встретило жесткую оппозицию герцога Глостера. Он рассматривал Договор в Пекиньи, по которому Эдуард получал большую пожизненную французскую ренту, как унизительное поражение Англии. Ричард, был единственным членом королевской партии, который отказался от взятки французского короля (51), что увеличило его популярность в Англии, но породило неискоренимую враждебность со стороны Франции.

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика