ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 71

Но нужно было еще, чтобы этот язык был понят, чтобы слушатели реагировали на подобные
стимуляции так, как от них ждали. Сегодня эти образы были бы с отвращением отвергнуты. До XIV в.,
как и после XVI в., они были бы восприняты с безразличием людей, слишком близко знакомых со
смертью и ее образами, чтобы приходить от них в волнение. Ведь церковь всегда стремилась внушить
страх, страх скорее перед адом, чем перед самой смертью, но это удалось лишь наполовину. Напротив,
в XIV-XVI вв. все происходит так, словно эти образы люди стали воспринимать более серьезно, хотя и
не буквально: праведники говорили о смерти, чтобы заставить думать об аде. Верующие же, может
быть, и не обязательно думали об аде, но образы смерти их тогда все больше впечатляли. Хотя старое
чувство близости со смертью продолжало жить в привычных формах повседневного бытия, оно было
отчасти оттеснено там, где представления о смерти обретали силу и новизну. Откуда эта новизна?

Весьма соблазнительно связать успех тематики macabre с ростом смертности в эпоху великих
эпидемий чумы, с крупными демографическими кризисами XIV-XV вв., опустошившими некоторые
регионы и вызвавшими культурный регресс и общий экономический кризис. Большинство историков
придавали и придают этому завершающему периоду Средневековья характер катастрофы. «Ни одна
другая эпоха, — писал голландский историк Йохан Хейзинга, — не подчеркнула в такой степени идею
смерти и не придала ей столько пафоса». Великие эпидемии должны были оставить сильные
воспоминания в коллективной памяти. Смерть в стихах Пьера Мишо называет болезнь своей
служанкой, а голод и мор своими горничными.

«Триумфы Смерти» в Пизе и Лоренцетти — современники «черной смерти» середины XIV в. Однако
потрясение, вызванное опустошительным мором, не всегда выступало поначалу в реалистической
форме изображения трупа или описания разложения. Мы знаем, что во Флоренции в последней трети

XIV в. монахи нищенствующих орденов больше склонны были идеализировать традиционные
религиозные представления, нежели перегружать их реалистическими деталями. Проповедники
обращались поначалу к архаизирующему и абстрактному стилю, к византийским и римским моделям, к
языку символов, на котором теперь заклинали чуму (так, св. Себастьян, пронзаемый стрелами,
символизировал род людской, поражаемый эпидемией). Позднее, в XVI—XVII вв., художники все чаще
и без колебаний показывали людей, умирающих на улице, трупы, наваленные на телеги, разрытые
могильные ямы. Но период собственно macabre к тому времени был уже позади, даже если эпидемии
вспыхивали вновь и вновь.

Поэтому, какой бы соблазнительной ни была идея связать macabre с великими эпидемиями, она не
может считаться вполне убедительной. Тем более что само представление о глубоком кризисе на
исходе Средневековья сегодня иногда оспаривается. Анри Пиренна и других старых историков
упрекают в «пессимизме, часто преувеличенном и неоправданном». Сегодня справедливо отмечают
неравномерный характер экономического упадка в позднесредневековой Западной Европе,
предпочитая говорить о мутациях, а не о катастрофах.

Есть еще один источник сведений, который мы сейчас рассмотрим и который действительно
представляет нам картину менее черную, чем та, что нарисована многими поколениями историков.

Речь идет о завещаниях.

Антуанетт Флёри, изучавшая парижские завещания XVI в., видит в распоряжениях, касающихся
похорон, в образах пышных погребальных кортежей, процессий с факелами, торжественной церковной
службы и обильных угощений для всех присутствовавших «довольно утешительную идею смерти,
сложившуюся в ту эпоху». Похоронная церемония принимала, по ее словам, «вид праздника». Можно
было бы возразить, что к тому времени расцвет macabre уже отошел в прошлое, оттесненный новым
демографическим и экономическим подъемом. На самом же деле представления, характерные для
эпохи macabre, продолжали жить и в XVI в., особенно в надгробной скульптуре. «Смерть была
спутницей Ренессанса», — справедливо отмечает Ж.Делюмо[134]. Было бы удивительно, если бы
травматические ощущения XV в. столь быстро обрели «вид праздника» в следующем столетии.

С другой стороны, между завещаниями XV и XVI вв. нет больше различий в интонации. В XV в. чаще
встречаются слова «труп» и даже «падаль» там, где в следующем столетии будут писать «тело». Зато
указания на похоронную трапезу намного чаще в завещаниях именно XV в. Несмотря на все усилия
художников, поэтов, проповедников, обычные люди размышляли о собственной смерти без
аффектации, без нагромождения образов и мотивов macabre. И не из-за нехватки литературности:
завещания весьма красноречивы, изобилуют пространными рассуждениями о превратностях бренной

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

ВЦИОМ: более 40% россиян не доверяют врачам

41% россиян заявили, что перепроверяли диагнозы врачей, пишет РБК со ссылкой на совместное исследование ВЦИОМ и центра социального проектирования «Платформа».

Мальчикам, рожденным с дефицитом массы тела, чаще грозит бесплодие

Мальчики, которые родились с недостаточной массой, чаще страдают от гипоспадии — при таком пороке развития открытие уретры происходит не в верхушке пениса, а в других местах. Это приводит к выраженным проблемам с зачатием детей.

«Яндекс» вступился за Nginx после обысков

В «Яндексе» тоже есть примеры программного обеспечения с открытым кодом – CatBoost и ClickHouse, отметил он. Сегодня Nginx используется более чем на 30% веб-страниц и почти во всех крупных интернет-компаниях, отмечает Бакунов. Накануне стало известно, что в офисе Nginx прошли обыски.

Создан МРТ-томограф для людей с лишним весом

Специалисты Центра инжиниринга промышленных технологий НИТУ "МИСиС" вместе с НПО "МАГНЕТОН" создали аппарат МРТ, который может принимать пациентов весом до 250 кг. Для сравнения, мировые аналоги берут вес в среднем 120-150 кг.

Офисное помещение в аренду: что выбирают нижегородцы

Рынок офисов в Москве и Санкт-Петербурге По данным аналитиков из Colliers International, в январе — июне на территории российской столицы было введено в эксплуатацию 119,7 тыс. кв. м офисных площадей, то есть втрое больше, чем за сопоставимый период 2018 года.

«Дальневосточная ипотека» сделает жилье на Сахалине еще доступнее

На этой неделе жителям Дальнего Востока стала доступна 2-процентная ипотека. Соответствующее заявление подписал премьер-министр Дмитрий Медведев. Инициативу, о которой заявили на пятом Восточном экономическом форуме, жители ДФО восприняли с радостью.

В Петербурге турагентства начали предлагать туры в Сирию

Турагенты в Санкт-Петербурге предлагают приобрести тур "Легенды Среднего Востока", где за восемь дней туристам обещают показать Дамаск, Пальмиру, Алеппо и ряд других городов.

Воронеж не сумел войти в топ-20 самых удобных для жизни городов России

Воронеж не вошёл в число 20 самых удобных для жизни городов России. Рейтинг 100 самых комфортных городов опубликовал Институт территориального развития «Урбаника». Первое место в нём занял Краснодар, последнее – Уссурийск.