ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 144

философы-деисты или атеисты, вновь сосредоточивают свое внимание на смертном часе. Это
объясняется тем, что отныне благой, мирной и безмятежной кончине придается новый смысл и
традиционная оппозиция «праведник — грешник» сменяется новой: «верующий — неверующий».
Верующий и неверующий, оба начинают претендовать на истинно благую смерть, представляя смерть
противника, кем бы он ни был, ужасной, исполненной тревоги и смятения.) Отношение гуманистов и
церковных реформаторов к самому моменту смерти будет все больше и больше тяготеть над
общественными нравами. Мы должны теперь рассмотреть последствия этой позиции и ее глубинный
смысл.

Последствия девальвации благой смерти

Первое следствие развенчания, десакрализации смерти — то, что она теряет свое почти магическое, во
всяком случае, иррациональное могущество, исполненное первобытной дикости. Столь страшившие
людей Средневековья внезапная смерть и смерть насильственная банализируются. Ни Салютати, ни
Эразм, ни Беллармин уже не видят особой опасности для спасения души в mors improvisa, внезапной
смерти, а первые двое даже предпочитают ее долгому угасанию от болезней, подвергающих человека
невыносимым страданиям. Камни в почках заставляли Эразма желать скорой смерти. Античные
авторы, замечал он, «не без оснований говорят, что мгновенная смерть — самое большое счастье в
жизни».

Не менее интересно отношение реформаторов к казни осужденных. Для писателей нового поколения

— но, конечно, еще не в самой реальности — казнь утратила характер торжественного
жертвоприношения, исполняющего компенсаторные функции. В их глазах жертва больше не является
пугающим воплощением зла, испытывающим возмездие всех человеческих и божественных сил,
которым она бросила вызов. Эти авторы уже не считают важным, чтобы в серьезных случаях
умерщвление преступника совершалось публично, как литургия. В течение долгих столетий
Средневековья общее мнение склонялось к тому, что казнимый — креатура дьявола, уже попавшая в
ад. Обращение к казнимому с духовным утешением казалось чем-то излишним, запретным, если не
кощунственным. Но церковь никогда не принимала этой точки зрения и настаивала на присутствии
священника рядом с палачом. Более того, для кардинала Беллармина и его последователей
приговоренный к смерти реабилитирован своим страданием и покаянием. Его благочестие превращает
казнь в искупление, так что смерть его становится благой смертью, лучшей, чем многие иные. О
казнимых Беллармин пишет с воодушевлением: «Когда они начали умирать для жизни смертной, они
начинают жить в бессмертном блаженстве».

Можно ли интерпретировать девальвацию «точной» смерти, самого смертного часа, как позитивную
переоценку жизни, как предлагает А-Тененти? Если я правильно понимаю, он видит здесь второй этап
более старого движения, первым проявлением которого было, по его мнению, искусство macabre. Я
признаю, что язык этого искусства хорошо передает огромную любовь к вещам и живым существам
мира земного. Однако я полагаю, что девальвация момента физической смерти выражает не вторую
фазу того же самого чувства, но, напротив, совсем иную концепцию жизни, более аскетическую, а то и
более мрачную.

Отношение «второго Средневековья» к миру сему и его благам было двойственным. С одной стороны,
предосудительная жадная любовь, которую называли avaritia и которую авторы XVI в. считали
неумеренной. С другой — окончательный разрыв, тотальное отречение, «презрение мира», раздача
имущества беднякам и уход в монастырь. Единственный возможный компромисс между этими двумя
позициями состоял, как мы убедились выше, в сложной системе гарантий для потустороннего мира, в
которой материальные богатства гарантируются духовными богатствами, ими приносимыми.

Начиная с эпохи Возрождения появляются новые образцы поведения, находящие свое выражение в
иной оценке добродетелей и пороков. Утверждается представление, что человек должен жить в миру,
хотя и не отдаваясь ему всецело. Поиск убежища в монастыре уже не изображается как абсолютная
христианская позиция. Вполне нормально и даже подобает человеку пользоваться материальными

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

В Татарстан из Пензенской области завезли зараженную птичью продукцию

Более 100 кг птицы из Пензенской области завезли в Татарстан. Весь товар изъяли с прилавков и запретили все поставки.

Ученые назвали пять лучших продуктов-жиросжигателей

Ученые назвали пять продуктов, позволяющих эффективно сжечь жир, улучшить лимфоток и обмен веществ.

Microsoft выпустит линейку смартфонов с ОС Android

Сотрудник Microsoft Store заявил, что компания активно работает над разработкой новой линейки смартфонов, которые будут оснащены самой популярной в мире мобильной операционной системой.

В России резко снизились цены на смартфон Samsung Galaxy S8

Аналитики отмечают, что на территории РФ произошло снижение цен на гаджеты Samsung Galaxy S8 – на сегодняшний день их можно приобрести «всего» за 29 500 рублей.

Рынок недвижимости 2018: итоги и перспективы

Сегодня рынок находится в состоянии неопределенности, однако именно эта ситуация дает новые удачные перспективы как операторам рынка, так и их клиентам, которые сумеют вовремя прислушаться к советам специалистов и принять правильное решение.

2018 год побьёт антирекорд 2017-го по вводу торговых площадей в России

Больше крупноформатных ТЦ до конца года в Москве не ожидается, торговая площадь остальных запланированных и уже открытых объектов не превышает 20 тыс. кв. м. В России средний размер торгового объекта, планируемого к открытию, уменьшился с 38,5 тыс. кв. м в 2017 году до 23 тыс. кв. м в 2018 году.

В Саранске японцы просили отвезти их на ликероводочный завод

По словам Екатерины Гавиной, в период мундиаля гостям столицы Мордовии было предложено пять туристических маршрутов: «Саранск — последняя миля», «Шумбрат, Саранск», «Зов Торама», «Адмирал Ушаков» и «Заповедная Мордовия».

Преодолеть Сурское водохранилище вплавь решились 66 человек

Переплыть Сурское море отважится не каждый. Однако таких смельчаков набралось 66 человек.