ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 148

Спор между католиками и протестантами о публичных
кладбищах

Отдаление от смерти на благоразумное расстояние, заметное в новых artes moriendi, прослеживается,
быть может, и на кладбищах. В XVI—XVII вв. там также происходит нечто новое, однако едва
уловимое, что мы должны сейчас рассмотреть и истолковать: в городах кладбища, как кажется, меняют
свое местонахождение.

В тексте конца XVI в., озаглавленном «Жалобы реформированных церквей», французские гугеноты,
публичное существование которых тогда признавалось, сетуют на помехи, создаваемые им католиками
при осуществлении протестантами права на свободный выбор места погребения. Католики не дают им
пользоваться кладбищами, отведенными гугенотам местными властями или приобретенными ими в
собственность. Но главный мотив жалоб иной: католики отказывают им в доступе на освященные
кладбища при своих церквах. В небольшой книге «Освященные кладбища», вышедшей в Бордо в
1598 г., епископ Анри де Спонд обвиняет гугенотов в стремлении хоронить своих мертвых не только
на кладбищах, отведенных им в силу Нантского эдикта в том же году: «В большинстве городов, где вы
хозяева, вы не довольствуетесь только публичными кладбищами, но еще хотите быть погребенными в
церквах...»

При всей своей склонности к полемике епископ не в состоянии скрыть некоторого замешательства. Он
не решается прямо оспаривать право протестантов на погребение на публичном кладбище. Выражение,
которое здесь использовано и которое представляется новым, показывает, до какой степени за
кладбищем признавался в это время публичный, общедоступный характер. Такие места, как кладбища,
символизировали принадлежность к сообществу жителей, которой гугеноты продолжали дорожить,
несмотря на крайнее нежелание смешиваться с «папистами». В вопросе о публичных кладбищах
епископ не чувствует себя уверенно. Он прибегает к аргументам практического порядка: захоронения
католиков вместе с протестантами «рискуют вызвать мятежи и споры». Надо отделять одних от других
и в смерти, как и в жизни. Пусть каждый имеет свои отдельные кладбища. Епископ даже внушает
католикам, что не нужно держаться за традиционные места размещения кладбищ, надо обустраивать
новые, освящая их и перенося туда «своих» с участков, уже занятых гугенотами.

Но почему сами протестанты так привержены традиционным местам погребения на освященной земле?
Почему они так хотят хоронить своих мертвых на тех же общедоступных кладбищах, что и католики?
Почему, обращается епископ де Спонд к гугенотам, вы не страшитесь того, что в день воскресения из
мертвых вы перемешаетесь с католиками? «При жизни вы боитесь входить и в церкви, и на кладбища,
однако после смерти вы не опасаетесь быть похороненными на кладбищах и в церквах». По истине
нужно было иметь серьезную причину для того, чтобы впасть в такие противоречия с самими собой!
Эту причину протестанты называли, и епископ упоминает ее: «Это погребения и кладбища наших
отцов». Ответ впечатляющий: современный исследователь вправе задаться вопросом, мог ли такой
ответ прозвучать столь четко столетием раньше. Не выражается ли в нем отношение к местам
захоронения, с которым связано, например, появление семейных часовен в церквах и на кладбищах?

Речь шла о новом чувстве, уже весьма распространенном в ту эпоху, и епископ де Спонд признает его.
Однако ссылку протестантов на желание лежать на тех же кладбищах, что и их отцы, он считает
иллюзорной. Это давно уже не те же самые кладбища. Старые были осквернены, разрушены и разрыты
во время религиозных войн, и католики устроили новые на других местах. Это не те кладбища, где
покоятся ваши отцы, заявляет он гугенотам, «и вам больше нечего здесь делать». «Ищите себе другие,
нежели те, на которые вы больше не имеете права ни по естеству, ни по человечности, ни по религии».
Ни по естеству: это уже не кладбища ваших отцов. Ни по человечности: нигде в Евангелии не сказано,
что хоронить надо всех вместе — хоронить мертвых можно где угодно: в своем лесу, на поле или
прямо в доме [23 7].

Два заключения можно вывести из этого текста. Новое отношение к погребениям побуждает членов
одной семьи или даже небольшого территориального сообщества собирать своих умерших воедино, в
одном и том же месте, публичный характер которого, некогда смешивавшийся с церковно

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

Рамзан Кадыров отправит больную девочку на лечение в Саратов

Одну девочку – Малику Донбаеву - отправят на лечение в специализированную клинику в Саратов.

Более 151 тысячи операций провели за 2017 год в Воронежской области

В 2017 году в медучреждениях Воронежской области было выполнено 151 467 операций.

Норвегия вложит $13 млн в «хранилище Судного дня»

Власти Норвегии заявили о планах инвестировать во Всемирное семенохранилище на полярном архипелаге Шпицберген 100 млн норвежских крон (около $13 млн), сообщает New York Post.

Пользователи сети нашли самую раздражающую гифку

Пользователи интернета нашли самую раздражающую гифку в мире.

УГАИК пояснил, как с рождением детей снизить ставку по ипотеке

Перекредитовать действующую ипотеку под 6% годовых могут семьи, в которых с 2018 по 2022 годы родится второй или третий ребенок.

В центре столицы апартаменты догоняют по цене квартиры

В новостройках, расположенных между Садовым и Третьим транспортными кольцами, стирается разница в цене между квартирами и апартаментами.

Рейсы Azur Air продолжают отменяться

Как рассказали TourDom.ru в пресс-службе авиакомпании, все пассажиры заблаговременно оповещены об изменениях во времени выполнения рейсов - часть из них состоится на бортах других перевозчиков.

В Литве продолжает расти количество туристов

Выросло количество туристов из стран Азии: Южной Кореи (121,3 процента), Японии (20,9 процента), Израиля (14,2 процента) и Китая (10,4 процента).