ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 249

название болезни. Обычно же врач ограничивается изучением симптомов (лихорадка, мокрота),
ухаживает за больным (кровопускания, ванны), но вовсе не стремится определить место данной
болезни в какой-либо классификации. Да и диагнозов еще нет, есть лишь описания симптомов.

В эпоху толстовского Ивана Ильича болезнь — уже целостное понятие и должна иметь название и
место в классификации. Установить это должен врач, и именно из его слов станет ясно, насколько все
серьезно. Ведь болезнь мо» сет быть опасной, а может быть и пустяковой, все зависит от точного
диагноза. С первой же консультации Иван Ильич вцепляется в своего врача, как клещ. Отныне мысль
ею неотступно будет следовать за надеждами и сомнениями доктора. «Для Ивана Ильича был важен
только один вопрос: опасно ли его положение или нет? Но доктор игнорировал этот неуместный
вопрос. (...) Не было вопроса о жизни Ивана Ильича, а был спор между блуждающей почкой и слепой
кишкой». Больной по-своему толкует рассуждения врача. «Из резюме доктора Иван Ильич вывел то
заключение, что плохо, а что ему, доктору, да, пожалуй, и всем все равно, а ему плохо». Отныне вся его
судьба зависела от диагноза, трудного диагноза, которого еще не было.

Иван Ильич входит в орбиту медицинских хлопот. «Главным занятием Ивана Ильича со времени
посещения доктора стало точное исполнение предписаний относительно гигиены и принимания
лекарств и прислушиванье к своей боли, ко всем своим отправлениям организма. Главными
интересами Ивана Ильича стали людские болезни и людское здоровье. Когда при нем говорили о
больных, об умерших, о выздоровевших, особенно о такой болезни, которая походила на его, он,
стараясь скрыть свое волнение, прислушивался, расспрашивал и делал применение к своей болезни».
Он читает книги по медицине, снова и снова советуется с врачами. Иван Ильич «делал над собой
усилия, чтобы заставлять себя думать, что ему лучше. И он мог обманывать себя, пока ничего не
волновало его». Но когда случалась неприятность на службе или дома, с женой, неясная тревога и
страх снова овладевали им.

Теперь его настроение полностью определяется тем, как идет лечение. Он постоянно прислушивается к
своему организму и пристально следит за мерами, принимаемыми вр  ) чами. Быстро разочаровываясь
то в одном, то в другом, я почти готов уже довериться шарлатану, исцелявшему иконами. «Этот случай
испугал его. «Неужели я так умственно ослабел?» — сказал он себе». Болезнь держит Ивана Ильича,
точно белку в тесной клетке.

Тем временем боль усиливалась. «Нельзя было себя обманывать: что-то страшное, новое и такое
значительное, чего значительнее никогда в жизни не было с Иваном Ильичом, совершалось в нем. И он
один знал про это, все же окружающие не понимали или не хотели понимать и думали, что все на свете
идет по-прежнему». Это моральное одиночество мучит больного еще больше, чем физические
страдания. Окружающие ни намеком не дают ему понять, что осознают, как серьезно его положение.
Они старательно поддерживают атмосферу банальной повседневности: так, думают они, больному
будет легче сохранить силу духа.

Иван Ильич оказывается в центре настоящей комедии. «Его приятели начинали дружески подшучивать
над его мнительностью, как будто то что-то ужасное и страшное, неслыханное, что завелось в нем и не
переставая сосет его и неудержимо влечет куда-то, есть самый приятный предмет для шутки». Жена же
ведет себя так, словно вся его болезнь была лишь «новая неприятность, которую он делает жене. Иван
Ильич чувствовал, что это выходило у нее невольно, но от этого ему не легче было». Она обращается с
ним, как с ребенком.

Так могло продолжаться еще долго, но как-то раз Иван Ильич слышит разговор жены с ее братом:

«Тебе не видно — он мертвый человек, посмотри его глаза. Нет света». Это было ново: больной не
знал, как все выглядит со стороны. Однако он, по-видимому, не услышал здесь предупреждения. Он
«отошел, пошел к себе, лег и стал думать». О смерти? Нет, все о той же блуждающей почке. «И он
усилием воображения старался поймать эту почку, остановить, укрепить ее; так мало нужно, казалось
ему». Предупреждение не услышано, отвергнуто — Иван Ильич едет к новому врачу. В своем
воображении больной пытается восстановить почку и даже начинает чувствовать облегчение. Но боль
возвращается и убивает последние иллюзии.

«Слепая кишка! Почка, — сказал он себе. — Не в слепой кишке, не в почке дело, а в жизни и... смерти.
(...) Смерть, а я думаю о кишке». Он вдруг ясно видит истину. «Зачем обманывать себя? Разве не
очевидно всем, кроме меня, что я умираю, и вопрос только в числе недель, дней — сейчас, может быть.

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

Минздрав предложил запретить кальяны в кафе и ресторанах

В заведениях общепита могут запретить курить кальяны.

Рутений-106 в воздухе на территории Тульской области не обнаружен

В связи с публикациями в СМИ о фактах обнаружения рутения-106 в атмосферном воздухе, Роспотребнадзор сообщил о ситуации с радиационным фоном в Тульской области.

Конспиролог разглядел на Луне человека без скафандра

Конспиролог наткнулся на видео, где человек запечатлен на Луне без скафандра.

Астрономы прокомментировали сообщения о метеоритном дожде над Россией

В Нижегородском планетарии прокомментировали сообщения о том, что в декабре ряд российских городов ждет метеоритный дождь.

Отказ от долевого строительства сделает рынок жилья безопасным

По общему мнению экспертов, проектное финансирование обезопасит россиян от возможных рисков на рынке недвижимости, однако для полного перехода на новый механизм финансирования при строительстве потребуется более трёх лет.

Еще 10 непрофильных активов МОЭК могут быть проданы на торгах

На порядке дня дочерней компании «МОЭК» - «Московской объединенной энергетической компании» рассматривается перспектива реализации на торгах еще 10 объектов недвижимости компании.

Россияне стали чаще путешествовать в Финляндию

Направление Санкт-Петербург — Хельсинки стало первым по популярности — 30% от общего количества проданных билетов в Европу.

Развить маршрут «Золотое кольцо» поможет федеральный закон

Рабочая группа при подкомитете по туризму Госдумы подготовит законопроект о Золотом кольце.