ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 271

и близкая», воспользовавшись словами госпожи де Ла Файетт, цитируемыми в исследовании М.
Вовелля.

Система защиты от природы, остававшаяся неподвижной в течение тысячелетий, расшатывается во
мраке коллективного бессознательного. Смерть, когда-то прирученная, готовится вернуться в
изначальное дикое состояние: процесс одновременно и медленный, и резкий, прерывистый, идущий
незаметными скачками, с действительными или мнимыми откатами. На первый взгляд может
показаться странным, что этот период одичания смерти есть в то же время период роста рационализма,
научных открытий и технических новшеств, все усиливающейся веры в прогресс и его торжество над
первобытной дикостью природы. Однако именно тогда плотины, воздвигнутые тысячелетия назад,
дабы сдержать стихию природы, оказываются взорванными в двух местах: секс и смерть. С какого-то
момента, за определенным порогом страдание и наслаждение, агония и оргазм сведены в единое
ощущение, что находит выражение, в частности, в мифе об эрекции у повешенных. Эти эмоции на
краю пропасти внушают желание и страх. Именно и только тогда появляется первая форма великого
страха смерти: боязнь быть похороненным заживо, подразумевающая, что есть некое смешанное и
обратимое состояние, сочетающее жизнь и смерть.

Страх этот мог бы получить развитие, расшириться и, соединившись с другими плодами века
Просвещения, вызвать к жизни нашу сегодняшнюю культуру на почти полтора столетия раньше. И это
не первый раз, когда создается впечатление, что конец XVIII в. прямо подходит к порогу века XX. Но
нет, произошло нечто иное, чего невозможно было предвидеть и что восстанавливает реальную
историческую хронологию.

XIX век: триумф новой техники, порожденной научной мыслью предшествующего периода. XIX век:
романтизм формирует новую чувствительность, исполненную страстей безоглядных и беспредельных.
Целый ряд новых психологических реакций сотрясают Запад, как никогда прежде. Бешено мигают
лампочки контрольных приборов, их зашкаливает. Все четыре наших параметра претерпевают мощные
изменения.

Определяющим становится изменение первого параметра: индивидуального самосознания. До сих пор
его противоположными полюсами были чувство общности судьбы и родовой принадлежности ("все
умирать будем") и чувство собственной специфической индивидуальности («смерть своя»), В XIX в. то
и другое ослабевает, уступая место третьему чувству, ранее смешивавшемуся с первыми двумя:
чувство «другого», причем не любого другого человека, а нескольких самых близких. Аффективная
привязанность, некогда распространявшаяся на обширную группу людей, сосредоточивается отныне на
самых дорогих сердцу родных и друзьях, разлука с которыми — смерть есть прежде всего разлука —
начинает восприниматься как невыносимая, вызывает драматический кризис всех чувств. Отсюда
модель, названная нами «смерть твоя», за которой целая эволюция чувств, столь же важная для
истории, как и революция идей, политическая, индустриальная или демографическая революция.
Между всеми этими революциями связь более глубокая, нежели простая взаимозависимость во
времени.

На смену традиционной общине и эгоистическому индивиду конца Средневековья и начала Нового
времени приходит «нуклеарная» семья: супружеская пара с детьми, заново изваянная ее новой
функцией носителя абсолютной аффективной привязанности всех ее членов друг другу. Частная
жизнь, privacy, побеждает все иные формы чувствительности, противостоя одновременно и
индивидуализму, и традиционной архаической общинности. «Смерть своя» теряет смысл. Страх
умереть самому в значительной мере сменяется страхом разлуки с «другим», с теми, кого любишь.

Смерть «другого», «тебя» возбуждает пафос, прежде отвергавшийся. Церемонии, совершаемые в
комнате умирающего или в период траура, ранее призваны были служить барьером против избытка
эмоций или безразличия. Теперь же они деритуализируются, теряют свой условный характер,
становятся формами спонтанного выражения горя и скорби живых. Оплакивают не сам факт кончины,
а именно физическое расставание с умершим. Сама же смерть, напротив, перестает быть печальной.
Она желанна, она возвеличивается, она прекрасна! Дикая природа проникает в неприступную башню
человеческой культуры, гуманизируется и сливается с ней в компромиссе прекрасной смерти. Смерть

— уже не близкая и прирученная, как в традиционных обществах, но и не абсолютно дикая. Она
становится патетической и красивой, как сама природа в своей огромности и бесконечности, как море,
как бескрайняя равнина. Прекрасная смерть — это компромисс, позволяющий канализировать

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

Весной Apple выпустит обновленные наушники AirPods в черном цвете

Обновленная версия беспроводных наушников компании Apple AirPods выйдет весной этого года. Об этом сообщает Economic Daily News.Предполагается, что наушники выйдут в двух цветах – белом и черном. Кроме того, ходят слухи, что футляр девайса получит функцию беспроводной зарядки.

Показан официальный рендер LG V50 ThinQ

Новый флагманский смартфон LG V50 ThinQ показали на официальном рендере, раскрывающем дизайн устройства, которое вызвало достаточно высокий интерес у публики. В свою очередь, достоинством новейшего девайса следует отметить применение в нем поддержки работы в сетях пятого поколения.

В России построят 88 млн кв. м жилья в 2019 году

В 2019 году в России планируется построить 88 млн кв. м жилья в рамках национального проекта «Жилье и городская среда». При этом на многоквартирные дома придется 55 млн «квадратов».

Рынок жилья в Израиле вновь нагревается

Количество продаж в четвёртом квартале 2018 года было выше, чем в любом другом за последние два года: 28 800 единиц жилья, из которых 8 900 новостроек. 2018 год, начинавшийся застоем, закончился таким же количеством сделок, как и в 2017 году. Молодёжь вернулась на рынок с большим размахом.

Названы семь худших попутчиков для путешествий

Студенческий портал Study International провел опрос и выявил самые худшие типы попутчиков, с которыми точно не получится отдохнуть во время путешествия, пишет Рамблер. «Примадонна» - тот человек, который привык к самому лучшему.

Туристы променяли Сочи на Турцию

Напомним, два года назад муссирование в прессе случаев заболевания туристов в Турции привели к аннуляциям туров, а затем – и к судебным разбирательствам. Теперь же россияне снова переключились на обсуждение грязного моря в Сочи.