Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 376

—    Я беременна, мадам. Графиня переспросила:

—    Беременна, дитя мое?

—    Да, мадам.

Старая женщина посмотрела в глаза Констанции и без слов все поняла.

—    Так это Анри? Констанция кивнула.

— Это все произошло в вашем имении. Словно еще не поверив в услышанное, мадам
обратилась к Колетте:

—    Так это правда, дитя мое, у тебя будет ребенок от Анри?

Колетта скромно улыбнулась.

—    Да, мадам, он был единственным мужчиной в моей жизни.

— Боже, какое счастье! — пробормотала мадам Лабрюйер. — Я знаю, это обязательно
будет мальчик, такой же красивый, как он. И пусть он будет носить другое имя, все равно
он будет принадлежать к нашему роду, — и тут вновь графиня недоверчиво посмотрела
на Констанцию Аламбер. — Дорогая, ты ничего не придумала? Быть может, ты хотела
утешить меня?

— Нет, мадам, такими вещами не шутят, это правда. Графиня Лабрюйер обняла
Колетту и поцеловала ее в лоб.

—    Будь осторожна, дитя мое, береги ребенка и если я доживу, обязательно привези его
ко мне показать.

—    Я всегда буду помнить о вас, мадам.

—    У Анри будет ребенок! — шепотом воскликнула графиня Лабрюйер.

Морщины на ее лице немного разгладились, исчезли скорбные складки в уголках губ, и
мадам Лабрюйер громко засмеялась.

Приглашенные недоуменно переглядывались между собой, а графиня продолжала
смеяться, ничуть не таясь. Констанция, поддерживала под руку Колетту, поспешила
выйти из комнаты и на недоуменные взгляды отвечала одно и то же:

—    Боюсь, графиня повредилась рассудком. Но и сама Констанция Аламбер с усилием
прятала улыбку, столь неуместную на похоронах. Улучив момент, она опустила черную
вуаль на своей шляпке и теперь могла уже себе позволить чуть-чуть улыбнуться, самую
малость, ровно настолько, чтобы этим отдать дань уважения

Памяти Анри Лабрюйера.

—    Я сейчас отвезу тебя домой, Колетта, — а сама отправлюсь проводить Анри. Все-
таки он был моим другом, а теперь будет отцом твоего ребенка.

—    Я так боюсь, Констанция, что скажет на это мой муж.

—    Он ни о чем не узнает, дорогая, пусть это будет твоей маленькой тайной.

—    А если он все-таки узнает?

—    Успокойся, дорогая, ему и в голову не придет устраивать из-за этого скандал, ведь
иначе все будут смеяться над ним.

—    Я так переживаю, — призналась Колетта, — ведь многое случилось из-за меня.

—    Я тоже во многом виновата, — вздохнула Констанция Аламбер, — но что же
поделаешь, дорогая, жизнь продолжается.

—    Но больше всех мне жаль Александра, — уже сидя в экипаже сообщила Колетта
Констанции. Мадемуазель Аламбер согласно кивнула.

—    Да, дорогая, — а сама вспомнила, как прижимала к своей груди плачущего навзрыд
Александра Шенье, узнавшего о том, что невинность Колетты забрал виконт Лабрюйер.
«И придают же люди такое значение пустякам! — подумала Констанция. — Нужно
только научиться правильно смотреть на мир — и тогда всему узнаешь истинную цену».

—    А мать не будет на нас сердиться за то, что мы с тобой поехали проститься с
виконтом Лабрюйером?

—    Нет, дорогая, она сама попросила меня об этом. Колетта сидела, задумавшись.

—    Ты ни о чем не жалеешь, девочка?

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

Победитель Канн рассказал об источнике вдохновения для своего фильма
Победитель Каннского фестиваля японский режиссер Хирокадзу Корээда рассказал, что источником вдохновения для фильма «Воришки» стала его ранняя кинолента «Какой отец, такой и сын» 2013 года.
В Каннах поприветствовали находящихся под арестом режиссеров
Картину «Лето», представленную в Каннах, режиссер монтировал, уже находясь под арестом.
Ежегодная акция «Ночь в музее» стартовала в Москве
В Музее Москвы прошло торжественное открытие «Ночи в музее», старт акции дал заместитель руководителя столичного департамента культуры Владимир Филиппов, передает корреспондент Агентства городских новостей «Москва».
Обладатель «Золотой пальмовой ветви» рассказал о дальнейших планах
Обладатель Золотой пальмовой ветви Каннского фестиваля японский режиссер Хирокадзу Корэеда заявил, что продолжит снимать фильмы про семью.
              Яндекс.Метрика