Жюльетта Бенцони Констанция
 
На главную
 
использует технологию Google и индексирует только интернет-библиотеки с книгами в свободном доступе
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
Жюльетта Бенцони
Констанция
стр. 1345

Королева удивленно подняла брови.

—    Сколько?

—    Миллион шестьсот тысяч, — робко повторил Бемер. — Простите, ваше величество,
но мы не можем продать его дешевле. Бриллиантов такой чистоты вы не найдете в Европе.
А оправа сделана из материала, привезенного из Южной Америки. Мы трудились над ним
несколько месяцев.

Королева еще долго не могла скрыть своего восторга и восхищения, вновь и вновь
перекладывая ожерелье с руки на руку.

— Да, — наконец, произнесла она, — вы можете гордиться этим украшением. Иногда
даже не верится, что такое можно создать человеческими руками. И, пожалуй, оно стоит
тех денег, которые вы за него просите.

Мария-Антуанетта положила ожерелье назад в футляр и, закрыв его, отодвинула от
себя.

—    Ну, что скажете, Женевьева?

Неожиданностью для Констанции было то, что ее величество обратилась к графине де
ла Мотт по имени. Степень доверия, которую испытывала королева по отношению к
статс-даме госпоже де ла Мотт оказалась для Констанции намного выше, чем она ожидала.
Впрочем, вопрос с бриллиантовым ожерельем для Констанции не имел особого значения,
поскольку единственное, чего она добивалась в этом деле — просто продемонстрировать
ее величеству настоящее произведение искусства. Насколько бы велико ни было влияние
графини де ла Мотт на Марию — Антуанетту, решение приходилось принимать самой
королеве.

Графиня де ла Мотт, не обращая внимания на затаивших дыхание Бемера и Бассенжа,
спокойно ответила:

—    Разумеется, ожерелье достойно вашего величества. Однако я бы попросила не
забывать вас о сложном положении, в котором находится наша казна. Во-первых, в
Европе неспокойно, во — вторых, ваш супруг проводит реорганизацию французской
армии и флота. Мы строим новый порт в Шербурге, на все это требуются большие
расходы. И потом, стараниями некоторых не в меру ретивых журналистов у народа
сложилось неверное представление о расходах королевской семьи. В общем, на вашем
месте, — подытожила графиня де ла Мотт, — я бы воздержалась от покупки столь
дорогой вещи.

Королева задумчиво откинулась на спинку кресла.

— Что ж, в ваших словах, графиня, немалая доля правды. На эти деньги лучше
построить лишний боевой корабль.

Ювелиры не скрывали своего разочарования. И в самом деле, их можно было понять —
ни кто иной, кроме королевы, не мог позволить себе такую покупку. И дело тут было даже
не в деньгах. В конце концов, ожерелье можно было разделать на камни и продать их
поодиночке. Но, во-первых, это обещало грандиозные финансовые потери, а во-вторых,
Бемер и Бассенж, создавшие это украшение собственными руками, не могли даже
допустить мысли о подобном. Главная причина их разочарования состояла в том, что
ожерелье предназначалось именно для королевы. И никто иной теперь просто не мог
претендовать на него. Его приобретение другим лицом было бы воспринято Марией-
Антуанеттой как личное оскорбление.

Констанция прекрасно понимала чувства ювелиров, но принимать решения за королеву
было не в ее власти. В глубине души она сочувствовала ювелирам, которым пришлось не
солоно хлебавши покинуть королевские покои.

Мария-Антуанетта осталась наедине с Констанцией и графиней де ла Мотт. У самой
королевы также было подавленное настроение, причины которого были очевидны.
Помолчав, Мария — Антуанетта сказала:

Предыдущая НачалоСледующая  

Новости

Выставка «Духи кочевников» откроется в Иркутске 22 ноября
22 ноября в 14:00 в выставочном центре имени Рогаля состоится открытие выставки «Духи кочевников».
В театре имени Вахтангова пройдет вечер памяти Михаила Ульянова
На Новой сцене Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова состоится вечер памяти актера, народного артиста СССР Михаила Ульянова (1927-2007).
Эдуард Успенский пожаловался Путину на «Союзмультфильм»
За использование литературных произведений автору была предложена сумма, превышающая пять миллионов рублей, но ответа студия до сих пор не получила ни от Успенского, ни от его представителей; переговоры «находились в стадии продолжения до направления Эдуардом Николаевичем данного открытого письма».
Мединский: «Сатирикону» был дан год на устранение финансовых нарушений
Прошел год, мы провели проверку после этого шума - результатом оказались крайне разочарованы. Дали время, год, на устранение недостатков.
              Яндекс.Метрика