Примирение между королем и графом Раймондом никак не повлияло на стремление Марии Комниной и ее соратников добиться своей цели. Но планы "полеинов", имевшие целью использовать мусульман в своих интересах в планируемой гражданской войне в Королевстве с целью свержения Ги де Лузиньяна, рассыпались как карточный домик, под угрозой 80-ти тысячной армии султана, выступившей со "священной войной" против христиан Востока.
Христианская армия, насчитывавшая 50 тысяч человек, вновь разбила лагерь у источников Сеффурии. К этому времени мусульманские войска пересекли Иордан, атаковали и осадили Тиберию. В четверг, 2 июля жена графа Триполийского, находившаяся там, послала к мужу посыльного с просьбой о помощи. Эта весть пришла в лагерь христиан ближе к вечеру того же дня, и король Ги собрал всех вождей своей армии на совет, дабы решить, какие действия предпринять. Все высказались за то, чтобы выступить маршем на закате к Тиберии, и начать освобождение христианских земель от мусульман с этого города. Но граф Раймонд Триполийский призвал в долгой и горячей речи не оставлять лагерь близ источников, не "отступать далеко от воды и пищи" и предоставить Тиберию ее печальной судьбе. Он считал, что взяв город, сарацины двинуться через пустыню к их лагерю, где они смогут дать им бой, и будут "сильны в сражении против неверного народа, изможденного жаждой и не имеющего места, дабы освежиться". (10)
Речь эта, впрочем, не возымела действия, и бароны, все как один, проголосовали за то, чтобы немедленно выступить в Тиберию. Вероятно, на то имелись очень веские причины.
Король Ги со своим войском выступил против мусульман утром в пятницу, 3 июля 1187 года, продвигаясь от Сеффурийских источников к Тивериадскому озеру. Расстояние было небольшим - двадцать километров, но караван пятидесятитысячной армии растянулся на несколько миль.
Знойный и засушливый июль Палестины делал свое дело и войска крестоносцев, с трудом продвигаясь по выжженой местности под палящим солнцем, не успели дойти до воды к закату.

 
Поворачивать назад, к источникам, было слишком поздно и, по совету графа Раймонда Триполийского они остановились на отдых в местности, называемой Рог Хаттина (Horn of Hattin). Едва они разбили походные шатры, как Саладин приказал своим войскам поджечь сухой кустарник, растущий в изобилии на склонах гор. Едкий дым застилал небо, затрудняя дыхание, и страдания измученных долгим переходом и солнечным зноем войск короля усугубились жаром пламени, горевшим вокруг лагеря. В довершение этого калиф скомандовал разместить возле лагеря кувшины, заполненные водой из Тивериадского озера, опустошая их на глазах измученных жаждой крестоносцев, а затем обстрелять лагерь из луков и арбалетов.
На военном совете, собранном королем Ги, было принято решение немедленно атаковать войска Саладина, и брат Ги де Лузиньяна - Амори стал организовывать эскадроны для нападения.
Раймонд Триполийский возглавлял дополнительные войска, и по прибытии к лагерю стал со своим отрядом в авангарде. Согласно бывшей в те времена традиции граф Триполийский, как сеньор Тивериадских земель, на которых происходила битва, принял на себя командование войсками, возглавляя первую дивизию. Балиан д'Ибелин и граф Джоселин Эдесский со своими рыцарями прикрывали тылы, создав арьергард.
Однако, как только дивизии были выведены на позиции и построены в боевом порядке, шесть рыцарей из войска графа Триполийского по имени Балдуин де Фортью (Baldwin de Fortune), Раймонд Бак (Raymond Buck), и Лаодиций де Тибериас (Laodicius de Tiberias) с тремя своим товарищами, "охваченные дьявольским духом сбежали к Саладину и, внезапно перейдя к сарацинам, донесли им обо всех особенностях текущего положения, намерениях и ресурсах христиан", (11) призывая султана напасть на крестоносцев быстро и неожиданно первым, дабы получить победу. Услышав эти слова Саладин приказал своим войскам выстроится в боевой порядок и двинуться вперед на рыцарей.)
Пехота королевского войска, увидев наступление сарацин, поднялась на вершину горы, и отказалась сражаться, несмотря на команду короля, мольбы епископов и требования баронов.
Раймонд Триполийский со своей дивизией выступил навстречу эскадрону мусульман но те, разделившись создали проход сквозь, позволивший отряду рыцарей углубиться, а затем сомкнули свои ряды, окружив крестоносцев плотным кольцом. Спастись удалось всего десяти-двенадцати рыцарям, в том числе самому графу Триполийскому и его четверым пасынкам. Из окружения вырвались также Балиан д'Ибелин и граф Эдессы Джоселин Куртене.
В субботний день 4 июля 1187 года "разверзлись облака смерти, и померк свет в этот день скорби, страдания, горя и разрушений". (12) В Хаттинской битве, длившейся семь часов, нашли свою смерть многие славные рыцари, а те кто остался в живых были пленены сарацинами. В числе плененных оказались король Ги, его брат Амори - коннетабль Королевства, Грандмастер тамплиеров Жерар де Ридефор, Антиохийский принц Рено де Шатилон, Онфруа Торонский - муж Изабеллы, и многие другие бароны и рыцари, имена которых долго перечислять. В этой битве был потерян навсегда и Святой Животворящий Крест Господен.
 
Хроникеры упоминают, что Святой Крест был закопан неизвестным тамплиером, и рассказывают историю о том, как через несколько лет после Хаттинской битвы к правителю Иерусалимского королевства Генри Шампанскому (Henry II of Champaigne) пришел некий тамплиер, и сказал, что он был в Хаттинском сражении и закопал в тайном месте Святой Крест. Граф Генри дал ему сопровождение, и тамплиер с небольшим отрядом отправился втайне, копал три ночи, но не смог найти ничего.

В тот самый день, когда Саладин одержал победу над христианами при Хаттине, в Тир прибыл маркграф Конрад Монферра (Conrad Margrave of Montferrat), сын Уильяма (Гилиельма)V де Монферра (William (Guglielmo) de Montferrat) и Юдифь де Бабенберг (Judith de Babenberg), младший брат первого мужа Сибиллы - Уильяма (Гилиельма) VI де Монферра.
Хронисты утверждают, что он сбежал из Константинополя по обвинению в убийстве, покинув там свою жену Феодору (Thеodora Ange), племянницу императора Византии Исаака II Ангела.
Прибыв в Тир, Конрад укрепил город, и оказал серьезное сопротивление войскам Саладина. Свое численное превосходство Саладину при осаде города не удалось использовать. Город Тир, прославленный с древнейших времен, и выдержавший, в свое время, осады Навуходоносора и Александра Великого, с военной точки зрения было практически неприступным. Соединенный с материковой частью Палестины узким перешейком, Тир был почти со всех сторон окружен неприступными скалами и морем так, что современники сравнивали этот город с кораблем. Там, где не было скал и волн, возвышалась тройная стена, с высокими башнями. В таких условиях войска калифа не смогли успешно атаковать город, и отступили. Множество христиан, покинувших Акру после Хаттинского сражения, и находившихся теперь за стенами Тира, провозгласили Конрада своим правителем и защитником.
В Тир прибыл и спасшийся после битвы Раймонд Триполийский. Но через непродолжительное время граф, положивший столько сил на то, чтобы властвовать, как-то утром был найден мертвым в своей кровати. Причина смерти осталась неизвестной, а сама смерть этого незаурядного человека не обратила на себя особого внимания окружающих. Бесславный конец для рыцаря...

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика