Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Флорио Бустрон
Завоевание острова Кипр Ричардом Плантагенетом
Перевод со староитальянского Светланы Блейзизен
стр. 2


Воображая эти и многие другие несчасться, которые могли бы случиться, отправился он спать, разговаривая сам с собою, и, в конце концов, порешил обмануть короля и бежать, и так и поступил. Лишь только увидел, что отряды отошли ко сну, сел он на коня и поскакал в Колосси, где находилась его армия, и приказал ей скакать к Никосии (9), перейдя горы, чтобы не попасться на глаза королю.
На следующий день король Англии, увидев обман императора, поднял паруса и направился в Саламину (10), где высадил тысячу лошадей и четыре тысячи всадников, отдав приказ отправляться в Никосию; поняв же по дороге, что армия императора Исаака находилась в Тримитусии (11), сменил направление и встретились они в Тримитусии, в тот же день; и доблестно встретились обе стороны, потому как армия императора насчитывала в среднем тысячу лошадей и шесть тысяч всадников, но не было у них ни достаточно оружия, ни военного искусства, потому, в конце концов, пленили императора Исаака и привели его к королю, взявшему лагерь греков и обратившему их в бегство. Король упрочил свою победу, дойдя до Никосии, где казнил императора (12), и занял город, объявив себя его сеньором. Править им он оставил своих людей, а сам с армией направился в Акру, где вместе с королем Филиппом Французским осадил замок и вынудил сарацин пойти на переговоры, о чем и записано в анналах Иерусалима.
Когда король Ричард осаждал Акру, встретился он с магистром Ордена Храма (13), и продал ему остров Кипр за сто тысяч дукатов, из которых был ему дан задаток в сорок тысяч, остальные же должны были выплачиваться согласно определенным срокам с доходов Кипра. Тамплиеры тут же послали на Кипр командора и несколько рыцарей своего ордена, которые и приняли остров от рыцарей короля Ричарда, немедленно удалившихся. Тамплиеры, став хозяевами острова, задумались о том, где могли они достать плату королю, и посему постановили, что все, кто покупал или продавал что-либо в субботу или воскресенье – основные базарные дни – должны были платить налог в один безант: как покупатель, так и продавец; из-за чего возмутились греки и решили напасть и перебить всех латинян (14).
Поняв это, брат Эрнальдо Беккардо [Арно де Бушар]– командор и правитель Кипра – призвал к себе всех итальянцев, каких только мог, и укрылся с ними в замке Никосии, и было там сорок три всадника и семьдесят четыре пеших воина. Греки тотчас же осадили замок и те, кто были в нем, не успев запастись провиантом, начали голодать, и обратились они к грекам, и просили их позволить им уйти, обещая не причинять им более зла и покинуть остров; но греки не удовлетворились этим, еще и потому, что полагали, что люди эти ушли бы не ради того, чтобы больше не возвращаться, но чтобы собрать армию и победить их, и покарать их за измену. Однако брат Эрнальдо – будучи рыцарем опытным и умелым – вызвал к себе товарищей и сказал им: «Братья, вы ясно видите упорство этих греков, как они не сдаются, и хотят единственно нашей смерти; нас мало, а их много, и, желая биться с ними, мы заведомо обрекаем себя на худшее; если же мы пожелаем остаться в безопасности в замке, то, не имея пропитания, умрем с голоду, подобно скотине; не ждем мы подмоги ниоткуда, да и нет времени, чтобы просить ее, поскольку смерть вокруг нас, и со всех сторон смотрим мы ей в глаза; и поскольку все равно придется нам умереть, выберем же такую смерть, что покажется нам менее предосудительной, и, коль скоро вы выберете смерть в бою – как, полагаю, каждый из вас решит – как знать, не захочет ли удача помочь нашей отваге, дабы смогли мы избежать этой смерти и снискать великую славу? Мы вступим в бой не ради завоевания крепостей или городов, богатств или славы; не на защиту наших богатств, наших доходов, наших жен или детей встанем мы, и никто не платит нам, чтобы мы защищали его; мы вступим в бой, чтобы избежать смерти, или чтобы умереть, но умереть без стыда». Единодушно все ответили ему, что их собственным желанием было выйти утром из крепости и вступить в бой. Принято было это решение в тот день, когда греки устроили празднество (15), и вечером того дня наелись мяса и упились вином, так что утром у всех франков, которые должны были выйти из замка, дабы отважно умереть, было время отслужить мессу и причаститься, в то время как греки, еще не пришедшие в себя после кутежа, спали. Однако, когда они пробудились и взялись за оружие, еще до того, как поняли они – кто были те люди, что ранили их, успели уже они [франки] устроить такую бойню, что те, кто сумел быстрее всех сбежать, полагали себя наисчастливейшими; и никак не защищаясь, не оглядываясь даже на тех, кто нападал на них, бежали все, кто мог бежать. Но многие греки погибли, и огромное количество их было ранено; и столько крови пролилось, что текла она от замка до моста Сенешаля, который теперь зовется Лодрон (Lodron), оттуда же вода понесла ее до моста, называвшегося Берлина (Berlina), где был установлен огромный камень в знак и в память об этом событии. После этого тамплиеры отправились по острову, мародерствуя, и отняли все, что сумели найти; и со всем этим обеспечили себе безопасность, но были они властелинами города без жителей, потому как все они [жители] бежали в горы; и даже крестьян не осталось - от страха бежали и они, из-за чего почти все сельские усадьбы оказались пустыми. О чем сразу и известили магистра Храма, который все еще был в Акре с королями Иерусалимским, Французским и Английским. Ричард же, видя как мало проку от этого народа, и как плохо обошлись с этими землями, и к тому же – найдя Ги де Лузиньяна уже королем Иерусалимским, через жену его королеву Сибиллу и детей их, встретился с вышеупомянутым магистром Храма [Робертом де Сабле] и выкупил у него остров Кипр за ту же цену в сто дукатов; из которых упомянутому магистру отошли 40 тысяч, остальные же 60 тысяч дукатов должен он [Ги де Лузиньян] был уплатить королю Английскому, в те же сроки, которые сам магистр установил (16).

* * *

Оглавление темы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика