Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Роксан Мерф
Ричард III: создание легенды
стр. 9


продвижение к власти, вызвало зависть, которая в ответ привела к интригам между Хастингсом и Вудвиллвми, и в итоге, к смерти Хастингса. Ричард, конечно, ценил поддержку Бакингэма, но его в первую очередь притягивало сходство Бакингэма с Джорджем Кларенсом, покойным братом Ричарда. Другим знаком в пользу Бакингэма было то, что он прибыл ко двору в новое царствование, и был, таким образом, не вовлечен в интриги предыдущего правления. Ричард, без сомнения, знал, что жгучая ненависть Бакингэма к Вудвиллам, вызванная его вынужденной женитьбой на Кэтрин Вудвилл в отрочестве, была главным фактором в его решении присоединиться к регенту. Каковы ни были бы причины, несколько следующих месяцев Бакингэм был наиболее ревностным и откровенным сторонником Ричарда. “Он создал, он был, партией регента.”[25] Опасения Ричарда, что внутри Совета могут возникнуть партии, были вполне оправданы. В ответ на растущее влияние Бакингэма, Хастингс и его друзья, включая Ротерхэма, Мортона и Стэнли, начали тайно встречаться и интриговать с королевой, используя в качестве связного Джейн Шор, любовницу почившего короля, а теперь Хастингса и Дорсета. Видимо они замышляли покончить с регентством и восстановить власть Вудвиллов [26]. Если бы им это удалось, партия Хастингса-Вудвиллов смогли бы править через юного короля, и положение, и возможно даже жизнь регента были бы в опасности. Ричард понимал, что происходит, и какую опасность представляют заговорщики его положению. 10 июня он написал магистратам Йорка, прося их прислать как можно больше вооруженных людей, чтобы помочь ему против “королевы, ее кровных родственников и сторонников, которые намеривались, и каждый день собираются, убить и совершенно уничтожить нас и нашего кузена герцога Бакингэма, и древнюю королевскую кровь этого королевства [27].” Город послал 300 человек, которые, однако, не дошли до Лондона, до коронации Ричарда. 13 июня Совет собрался в Тауэре. Ричард открыл заседание, заявив, что был раскрыт заговор против правительства. Он обвинил королеву и ее сторонников, включая Джейн Шор, Стэнли, Мортона, Ротерхэма и Хастингса в соучастии в заговоре. Хастингс отверг обвинение, но четверо человек было арестовано, а Хастингс был тот час же отправлен в Тауэр и казнен [28]. В город был послан герольд, чтобы провозгласить оправдание действиям регента. Хастингс, обвиненный Ричардом, был вовлечен в заговор против регента и Бакингэма, и его быстрая казнь была необходима, для предотвращения любых попыток спасти его. Кажется примечательным, что казнь без суда, столь популярного человека как Хастингс не вызвала протеста среди горожан. Однако, вполне вероятно, что многие лондонцы уже поняли, что Ричард намеревается овладеть короной [29]. Ричард взял вдову Хастингса под свою защиту и позволил ей сохранить всю собственность ее мужа. Возможно, это была попытка Ричарда загладить поступок, о котором он мог глубоко сожалеть [30]. По требованию Бакингэма, Мортон был передан ему в руки и отправлен в замок Брекон в Уэльсе. 25 июня, в Понтефракте, Риверс, Грей и Вон были казнены за измену, таким образом положив конец, как надеялся Ричард, всем опасностям дальнейших интриг Вудвиллов [31]. Большая часть членов Совета поддержали действия Ричарда по отношению к Хастингсу и другим заговорщикам, и теперь они удовлетворили его просьбу, чтобы Элизабет Вудвилл и ее дети покинули аббатство. Даже если бы она отказала, ее младший сын должен был присоединиться к своему брату и присутствовать на коронации. Совет согласился с Бакингэмом, который сказал, что раз с детьми не делают ничего плохого, то им не нужно убежище. 16 июня, делегация от Совета, возглавляемая архиепископом Кантерберийским, отправилась в Вестминстер и убедила сопротивлявшуюся королеву отдать сына. Принц Ричард немедленно воссоединил братьев в Тауэре [32]. В Лондоне, где Совет вновь отсрочил коронацию, пошли слухи, что Эдуард V вскоре потеряет корону. Причиной отсрочки стала поразительная новость, сообщенная Ричарду и некоторым членам Совета епископом Стиллингтоном Батским и Уэльским, заявившем, что прежде чем жениться на Вудвилл, покойный король уже был обручен с Элеанор Батлер, дочерью графа Шрюсбери [33]. Если это была правда, это делало брак с Вудвилл недействительным для церкви, а детей от этого брака незаконнорожденными. Хотя подобные случаи обручений часто отбрасывались, и неизвестно какие доказательства предъявил Стиллингтон, чтобы подтвердить свое заявление, Ричард принял эту историю. История суда и казни Кларенса, и последующий арест Стиллингтона, заставило некоторых историков предположить, что Кларенс знал эту тайну и был предан смерти по требованию Вудвиллов, пытавшихся защитить свое положение [34]. В воскресенье, 22 июня, в Полс Кросс, монах Ралф Ша, брат мэра Лондона, прочел проповедь “Ветви бастардов не должны пустить корни”. Он говорил пастве об обручении и объявил герцога Глостера истинным наследником трона. В других частях города, другие проповедники, действуя по указанию герцога Бакингэма, даже зашли так далеко, что оспаривали законнорожденность самого Эдуарда IV. Эти скандальные обвинения предъявлялись несколько лет назад Кларенсом, который целил на трон, но нет свидетельств, что Ричард поощрял эти атаки на репутацию его матери. Фактом является то, что в это время он прибыл в дом матери, что скорее доказывает противоположное [35]. В понедельник, последовавший за проповедью Ша, герцог Бакингэм обратился к собранию лордов, а во вторник он разговаривал с магистратами и значительными гражданами Лондона в Ратуше. Корона, говорил он, по праву принадлежит Ричарду Глостеру. В среду, 25 июня, не формально, но фактически, в Вестминстере собрался парламент и создал петицию, в которой они рассмотрели обвинения в не легитимности детей Эдуарда и просили Ричарда занять трон. Их петиция была анонимно утверждена и формально представлена Ричарду в замке Бэйнард на следующий день. Сделав вид, он неохотно принял петицию и корону. Все собрание отправилось в Вестминстер, где Ричард

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика