ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 75

Никогда человек так не любил жизнь, как на исходе Средневековья. История искусств дает тому
косвенное доказательство. Люди этого времени, страстно привязанные к вещам, противились мысли об
уничтожении и исчезновении. Поэтому они должны были по-новому ценить изображение вещей,
дающее им как бы новую жизнь. Так родилось тогда искусство натюрморта — запечатления
неподвижных, застывших вещей, дорогих человеческому сердцу.

Avaritia и натюрморт

Существует, как я полагаю, заслуживающая внимания связь между avaritia и искусством натюрморта.
Самый неподготовленный наблюдатель будет поражен различием в изображении вещей в период,
предшествующий XIII в., и в XIV-XV вв.

До XIII в. вещь почти никогда не рассматривалась как источник жизни, но как знак. Конечно, есть
немало произведений, которые на первый взгляд опровергают этот тезис, например большая фреска
«Свадьба в Кане Галилейской», где вещи на пиршественном столе вынесены на передний план и им
придается большое значение. По сюжету это можно было бы назвать уже натюрмортом, но скорее
натюрмортом Сезанна или Пикассо, нежели миниатюриста XIV в., живописца XVII в. или даже Жан-
Батиста Шардена (XVIII в.).

«Свадьба в Кане» в церкви в Бринэй относится к XII в. На длинном столе стоят одно подле другого
семь глиняных блюд в форме чаш, простых и красивых. На некоторых из них плоско лежат крупные
рыбины. Блюда с рыбой открыты зрителю на три четверти: они словно приподняты в воздух. Ни веса,
ни плотности этих предметов мы не ощущаем, ни один из них не удерживает нашего внимания и не
отвлекает его от композиции фрески в целом.

В искусстве до XIII в. предметы часто расположены в порядке, определяемом не реальной, а
метафизической, мистической их иерархией. Взглянем, например, на занавеси, которые благодаря
своей роли в литурги