ФИЛИПП АРЬЕС "ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ" СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
 
На главную
 
 
 
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ФИЛИПП АРЬЕС
"ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ СМЕРТИ"
СМЕРТЬ КАК ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
стр. 76

белоснежной чистоты и невинности, но это и хорошее, дорогое белье в порядочном доме, выражающее
также, быть может, представление о честной и достойной хозяйке дома и ее семействе. То же самое
можно было бы сказать и о других вещах, изображенных анонимным художником фламандской
школы: о медном тазе, о вазе с цветами, о многоугольной столешнице. Легкая ткань моделирует эти
предметы, придает им форму, помещает их в густое, насыщенное жизнью пространство картины.

Внутри картины предметы организованы и сгруппированы так, что возникает соблазн рассматривать
их отдельно, в отрыве от композиции в целом. Так и это «Благовещение» Флемалльского Мастера
может быть разложено на три маленьких натюрморта. Первый, в нише, включает в себя таз, ковшик и
салфетку. Другой — стол, на котором видны часослов и чехол для него из дорогой ткани, медный
подсвечник и фаянсовая ваза с символической лилией. Третий натюрморт образован большой
деревянной скамьей, камином, окном со ставнями. Все эти натюрморты готовы отделиться от
композиции и жить собственной жизнью.

Элементы натюрморта, столь хорошо заметные в живописи XV в., робко появляются перед нашим
взором на французских миниатюрах и картинах уже в конце XIV в. Так, на нескольких миниатюрах,
изображающих Рождество, мы видим тщательно выписанные столик с терракотовой посудой и ложкой,
соломенный стул, горшок с водой. Какой музей быта можно было бы собрать с помощью живописи
этого времени, для которой любой повод был хорош, чтобы представить со всей любовью предметы
повседневной жизни! Это могли быть вещи драгоценные: чаши, вышедшие из искусных рук ювелиров
и наполненные золотыми монетами, которые цари-волхвы подносят младенцу Иисусу или которыми
дьявол соблазняет Христа в пустыне (эта последняя сцена становилась все более редкой, словно
иконография той эпохи открыто отдавала предпочтение блеску даров, подносимых волхвами, или
роскоши Марии Магдалины перед аскетизмом и безразличием Христа, искушаемого дьяволом в
пустыне). Это могли быть предметы более простые, но искусно украшенные, как столовые приборы в
«Тайной вечере» Дирка Баутса, миски с молочной кашей в изображениях Мадонны с младенцем, тазы
и ванночки, где омывают новорожденного в сценах Рождества, груды книг в нишах рядом с фигурами
пророков. Это могли быть, наконец, предметы самые обычные и грубые: простая деревенская мебель,
глиняная посуда. Вещи как бы выходили из анонимности своей символической функции, обретая
присущую им весомость и плотность привычных, хорошо знакомых и радующих глаз предметов
повседневной жизни.

Во второй половине XV в. присутствие вещей в сюжетных картинах может уже показаться
избыточным. Вещи должны были отделиться от персонажей и стать объектом особого направления в
искусстве. Так родился натюрморт в собственном смысле слова.

Одним из первых натюрмортов, независимых и совершенно лишенных всякого религиозного
символизма, является расписанная художником дверца аптечного шкафа. На ней в иллюзионистской
манере изображен другой шкаф, а также книги и бутылки. На одной из них можно расшифровать
немецкую надпись, означающую «от зубной боли». Отныне не только вещи, но и их живописные
изображения составят часть привычных декораций человеческой жизни. Любовь к вещам дала
рождение новому жанру искусства, черпающему в ней и вдохновение, и темы.

Нам трудно сегодня понять, насколько интенсивным было в старину отношение между человеком и
вещью. Оно, однако, продолжает существовать и в наши дни — у коллекционеров, испытывающих к
собираемым предметам подлинную страсть и обожающих их рассматривать, трогать, перекладывать.
Эта страсть, впрочем, никогда не бывает совершенно бескорыстной: даже если предметы сами по себе
не имеют ценности, то, что они собраны вместе и составляют редкую коллекцию, делает их безусловно
ценными. Следовательно, коллекционер необходимо причастен спекуляции. Созерцание и спекуляция,
характерные для коллекционера, составляют в то же время характерные признаки раннего капиталиста,
каким он выходит на историческую сцену на исходе Средневековья, в эпоху Ренессанса. До этого, в
частности в «первое Средневековье», вещи еще не казались заслуживающими того, чтобы на них
смотреть, их запоминать, их желать. «Первое Средневековье» было к вещам скорее равнодушно.
Разумеется, торговля не прекращалась, ярмарки и рынки были на Западе повсюду. Однако богатство
воспринималось не столько как обладание вещами, сколько как обладание властью над людьми.
Богатство ассоциировалось с многолюдством, бедность же с одиночеством. И умирающий в рыцарском
эпосе думает — в отличие от лежащего при смерти в трактатах об «искусстве умирать» — не о
сокровищах, а о своем сеньоре, своих пэрах и вассалах.

Предыдущая Начало Следующая  
 
 

Новости

Проблемы ВИЧ обсудят в Екатеринбурге 21 ноября

Семинар, посвященный обсуждению проблемы ВИЧ и СПИД, пройдет в Екатеринбурге 21 ноября.

Аксенов заметил бюрократию в крымской медицине

Глава республики создаст рабочую группу, которая ликвидирует бюрократию в крымских больницах.

Ученые NASA обнаружили экзопланету с атмосферой

«Планета-алмаз» 55 Cnc в созвездии Рака имеет оболочку, напоминающую атмосферу Земли.

Орловцы взяли ипотеку на 5, 9 млрд рублей

Общая сумма ипотеки за 9 месяцев этого года составила 5,9 млрд рублей, что на 27,7% больше, чем в том же периоде 2016 года.

Долевое строительство заместит ипотечное кредитование

В Российской Федерации намечен переход от долевого строительства к ипотечному кредитованию, привлечению других инвесторов в строительство объектов жилой недвижимости.

В Ханты-Мансийске презентовали туристические возможности Евпатории

Действительно захотелось поехать в Евпаторию, - сказала директор некоммерческой организации «Союз турпредприятий Югры» Евгения Останина.

В Новочеркасске установят дорожные знаки туристической навигации

В Новочеркасске скоро появятся дорожные навигационные знаки, предназначенные для туристов.