Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Предыдущая    Начало    Следующая


Галина Росси
Деяния короля Ричарда I на Кипре
стр. 4

 

ДУКАС

Островом Кипр в это время управлял Исаак Дука Комнин (37), считавший себя императором независимого государства. Свою карьеру он начинал как наместник Армянской Киликии, куда был назначен императором Византии Мануилом Комниным, которому приходился внучатым племянником. Получив власть «управлять Арменией и начальствовать над Тарсом и над сопредельными странами, начал войну с враждебными армянами, был взят в плен и заключен под стражу, что случилось уже по смерти Мануила. Много лет провел он в заключении, но, наконец, был выкуплен иерусалимлянами, которых называют фрериями, и получил полную возможность возвратиться в отечество».(38)
В дальнейшем Исаак Комнин направил все свои усилия на то, чтобы закрепиться на острове Кипр.
«Желая господствовать, питая в себе стремление к власти и вовсе не имея расположения повиноваться другим, он воспользовался присланными ему из Византии деньгами как средством и пособием для злокозненного достижения власти. Приплыв на Кипр с весьма значительным войском, он сначала выдавал себя за законного, присланного царем начальника, показывал кипрянам сочиненные им самим царские грамоты, читал вымышленные царские указы относительно того, что ему следует делать, и вообще вел дела так, как по необходимости ведут их люди, поставленные начальствовать от других». (39)
 В 1184 году он отказался платить императору Византии обычные годовые налоги, поднял на острове восстание, и даже вступил в коалицию с мусульманами.
Византийский император Андроник (40) попытался вернуть Кипр, предложив Исааку некую сумму деньгами в качестве выкупа за остров, от которой тот, естественно, отказался. Тогда Андроник решил действовать силой и послал против Исаака экспедицию из семидесяти кораблей под командованием навархов (41) Иоанна Контостефана и Алексея Комнина. Однако «первый был уже стар, а второй, хотя и надлежащих лет, и мужественный человек, и двоюродный племянник царю, но слеп, быв лишен зрения Андроником, и потому также считался всеми неспособным к этому начальствованию — его назначение казалось даже самым дурным предзнаменованием для успехов предприятия. Так и случилось. Флот благополучно достиг Кипра; на всем пути ветер был весьма благоприятен и легко подувал в паруса, но потом, после вступления в кипрские гавани, он сделался свирепее всякой бури. Владетель Кипра Исаак разбил и взял в плен наше войско, а пират Мегарит, могущественнейший из всех тогдашних морских разбойников, помогая Исааку, в то же время неожиданно напал на корабли, которые были оставлены войском, высадившимся для сухопутной войны».(42) Попытка захвата Кипра потерпела полное фиаско, а навархи стали пленниками Мегарита, который вскоре передал их своему повелителю на острове Сицилия.
Кипр был потерян для Византии, и это было серьезным ударом, так как остров являлся важным торговым и стратегическим пунктом, существенно пополнявшим казну империи.
Между тем, вдохновленный этой победой, Исаак Дука Комнин решил идти дальше -  закрепить свои достижения и упрочить власть. Он убедил кипрских епископов учредить патриархию и избрать своего собственного патриарха в оппозицию патриарху Константинопольскому. Вновь учрежденный патриарх и короновал Исаака императором. Возложив на голову имперскую диадему, Исаак стал называть себя «Священным императором Кипра», отложившись, таким образом, и от «религиозного» протектората Византии. Империя же, охваченная к тому времени внутренними смутами, оставила свои претензии на остров, несмотря на незаконное правление, и самозваный император de facto правил в течение шести лет.
В историю Исаак вошел как «тиран Кипра». Особенно жестко о нем повествует Никита Хониат (43), утверждая, что «не было человека в мире раздражительнее Исаака; постоянно гнев кипел в нем, как в котле; в ярости он говорил бессвязно, словно сумасшедший, подбородок его трясся и все лицо омрачалось страстью».
«С тех пор, как он вообразил, что прочно овладел властью, он непрестанно совершал над жителями Кипра тысячи различных злодеяний. Каждый час он осквернял себя убийством людей невинных, терзал человеческие тела, изобретая, как какое-нибудь орудие злосчастной судьбы, казни и мучения, которые доводили до смерти. Нечестивый и развратный, он бесстыдно предавался преступным связям с женщинами и растлевал девиц. Семейства, прежде благоденствовавшие, лишил всего имущества без всякой причины, старожилов, которые вчера и третьего дня обращали на себя общее внимание и по богатству могли соперничать с Иовом, пустил по миру голодными и нагими, если только по своей крайней раздражительности не погубил мечом».(44)
Кроме того, по свидетельствам хронистов, Исаак весьма недружелюбно относился к католической церкви, и даже имел негласный союз с главным противником крестоносцев в Третьем крестовом походе – Саладином. Подобный союз, не являлся такой уж экзотикой и для византийских императоров и, примерно в это же время был заключен между Андроником и Саладином, (которые оба рассматривали Иерусалимское королевство как плацдарм для своих военных действий), гласивший, что «если Саладин сможет с помощью советов и помощи императора захватить Иерусалим, Саладин оставит для себя любую другую область, которую они смогут завоевать. Иерусалим и все побережье, кроме Аскалона, остаются свободными. Однако он будет владеть этими территориями под сюзеренитетом Андроника. Император будет владеть всеми завоеванными у Иконийского султана территориями до Антиохии и Малой Армении, если новые союзники смогут ими овладеть». (45)
Итак, новоявленный самозваный император Кипра решил тоже не пренебрегать таким сильным союзником и, хотя условия договора между ним и Саладином не известны в точности, тем не менее, «как говорили, он был другом Саладина, и сообщали, что они пили кровь друг друга, как знак и свидетельство взаимного договора, как будто внешним смешиванием крови они могли стать родственниками на самом деле»,(46) что само по себе говорит о намного более тесных отношениях, чем просто союзнический договор.
Итак, начав властвовать на Кипре, император Исаак «взял в привычку захватывать каждого, кто прибывал на остров добровольно или был пригоняем туда яростью ветра, так, что он мог истребовать выкуп у богатых, а бедных принудить стать рабами». (47) Кроме того, делал все возможное, чтобы затруднить снабжение франкских войск в Сирии, постепенно блокируя пути для крестоносцев, установив, вначале, очень высокие налоги на транзитные поставки продуктов и необходимого снаряжения, а затем, издав указ, запрещающий принимать корабли крестоносцев в любом порту острова.

 

Предыдущая    Начало    Следующая

Оглавление темы
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика